Все дороже и дороже

Третьего дня было опубликован доклад исследовательского центра NORC при Чикагском Университете, подготовленный для двух американских ассоциаций: American Hospital Association и Federation of American Hospitals.

Доклад этот содержит анализ беспокоящего американское правительство и американских граждан постоянного роста стоимости услуг медицинских учреждений. С 2013 по 2015 год средняя стоимость услуг подросла на ~39%.

стоимость медицинских услуг в США

Когда я в прошлом году готовил статью Лекарственный капитализм, я поговорил по телефону с двумя американцами, работающими внутри индустрии: один врач, второй из drug development. Врач рассказал мне, что проблема с доступностью медицинских страховок  (о которой идет речь в той статье) связана не с ценами на лекарства (как мне представляется), а со счетами из больниц.

И вот во вторник две крупнейших больничных ассоциации заявили, что дело не в них, виноваты, дескать, все-таки, цены на лекарства. Отчет показал, что за тот же период (2013-2015) средне-годовые траты больниц на закупки препаратов выросли на 23%.

В отчете приведено несколько примеров:

  • Ацетоминофен (Парацетамол). Закупочные цены для больниц выросли на 135%.
  • Дараприм (лекарство против токсоплазмоза). Цены выросли на 3,695%.
  • Эпинефрин (автоинжектор EpiPen™). Цены выросли на 500%.

Больницам приходится тратить все более значительную часть своих бюджетов на лекарства –

drugs-spending

Более 90% участвовавших в этом исследовании медицинских учреждений заявило NORC, что эти изменения сильно или очень сильно влияют на их бюджеты. Диаграмма показывает суммарные расходы больниц на некоторые лекарства за 2015 год. Всего же американская экономика в том году потратила на рецептурные препараты 309.5 миллиардов долларов.

Обычные американцы тоже недовольны. Опросы показывают, что 8 из 10 человек считают цены на рецептурные препараты сильно завышенными и ожидают от правительства каких-нибудь мер по их регулированию. 90% опрошенных считают, что необходимо обязать фармпроизводителей публиковать информацию о том, как формируется цена на их продукцию.

Однако, нормальных обоснований цен в сети и профессиональной литературе практически нет. Лично я считаю, что за формированием цены на лекарства прежде всего лежит принцип, обозначенный пресс-секретарями компаний Gilead и AbbVie (это есть в статье Лекарственный капитализм), который я бы перевел на русский язык так: «хочешь жить – плати».

Тем не менее, мне интересны и формальные причины, и поэтому я продолжаю их искать, и вот обнаружил статью в журнале Clinical Trials за 2016 год, рассказавшую о роли клинических исследований в росте себестоимости будущих лекарств.

Авторы статьи проанализировали примерно 31,000 контрактов, заключенных в рамках клинических исследований между фармацевтическими компаниями (или иными спонсорами) и исследовательскими центрами с  2004 по 2012 год. Эту информацию они вынули из коммерческой базы данных Medidata, точнее из трех ее сервисов:

  • Medidata Grants Manager® — база данных, содержащей данные по более 240,000 грантов и контрактов по 27,000 протоколов .
  • Medidata CRO Contractor® — содержит контракты между спонсорами исследований и контрактно-исследовательскими организациями (CRO).
  • Medidata Insights® — содержит аналитическую информацию о способах оптимизации бюджетов клинических исследований.

Полученные результаты авторы распределили по фазам исследований (I, II, III) и по показаниям. На диаграмме показана средняя стоимость выполнения одного клинического исследования.

Первая фаза (самая наукоемкая и технико-логистически сложная)

Самые дорогие – аутоиммунные заболевания: по 6.6 миллионов долларов за одно исследование.

стоимость исследований I фазы

Вторая фаза (подтверждение гипотезы плюс проверка безопасности)

Самые дорогие – гематология: по 19.6 миллионов долларов за одно исследование.

стоимость исследований II фазы

Третья фаза (большое исследование, подтверждение эффективности и безопасности)

Самые дорогие – анестетики: по 52.9 миллионов долларов за одно исследование.

стоимость исследований III фазы

В США в структуре этих расходов главные статьи приходятся на клинические процедуры исследования, административную работу, удержание пациентов и исследователей в исследовании (а то они через некоторое время норовят смыться в другое исследование), контракты с центральными лабораториями и мониторирование сайтов.

Я не нашел открытой информации о том, как меняются расценки CRO и всяких вендоров (вроде центральных лабораторий), но зато в сети есть ежегодно обновляемые данные ассоциации  Pharmaceutical Research and Manufacturers of America по динамике суммарных национальных затрат на ведение исследовательской деятельности (направленное на выведение новых лекарств на рынок) –

затраты на НИР

Ось ординат – в миллиардах долларов. Эти деньги – это инвестиции, которые нужно возвращать обратно. С прибылью! Как вернуть? Заложить в цену на лекарство, когда оно выйдет на рынок. А как еще?

Такая динамика не может не сказаться на доступности современных и будущих методов диагностики и лечения для широких слоев населения. В США чуть более половины опрошенных граждан заявляют, что у них нет проблем с оплатой медицинских счетов и страховок, а около 40% — имеют. Но это самая богатая страна в мире. Все остальные – сильно беднее.

Сейчас уже существует класс препаратов, который поделил человечество на две неравные части – одни могут себе их позволить, другие нет. Там цены уже такие, что хоть ты хоть что продай – все равно не хватит. А речь, как правило, идет о хронических и тяжелых заболеваниях, от которых граждане мрут и теряют дееспособность раньше, чем могли бы. И государственные программы финансирования и страхования во многих странах уже буксуют. Причем даже в развитых странах.

Вон, даратумумаб, например, о котором я давеча рассказывал. EMA его одобрило в мае 2016 для всего Евросоюза, а реально он вошел в практику только в Германии, Австрии и Франции. Великобритания все еще пережевывает его ценник, а остальные евро-страны пока курят бамбук. А лекарство-то очень эффективное. И таких примеров уже много.

В новых статьях поговорим о том, как меняется дизайн исследований современных лекарств и как это может усложнять и удорожать их выполнение.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.