Воспаленная психика

ЦРБ и стресс

В начале этого года журнал Psychoneuroendocrinology опубликовал результаты исследования IV фазы CO-MED (NCT00590863), спонсированного американским National Institute of Mental Health.

Это исследование сравнивало комбинацию двух препаратов против монотерапии у пациентов с хронической или рецидивирующей депрессией. Анализ результатов показал интересную корреляцию – эффективность выбранной схемы (комбо vs моно) можно было предсказать по уровню С-реактивного белка пациента (ЦРБ).

ЦРБ – это белок острой фазы воспаления. Его продуцирует печень в ответ на действие провоспалительного цитокина интерлейкина-6. Вы вероятно слышали об этом белке в контексте диагностики некоторых аутоиммунных заболеваний, прежде всего, ревматоидного артрита.

Диагностический смысл ЦРБ прост: чем его уровень выше – тем системное воспаление сильнее. При этом ЦРБ говорит о работе системе врожденного иммунитета, реагирующего на повреждение тканей, происходящее прямо сейчас, то есть на текущую активность заболевания.

Когда повреждение тканей стихает – снижается и уровень ЦРБ, он не остается «в память» о минувшем воспалении, как это бывает с клетками и антителами специфического иммунитета. Это связано с его коротким периодом полужизни.

Что показало исследование CO-MED?

В этом исследовании получилось, что у пациентов с уровнем ЦРБ < 1 мг/л более эффективным было лечение одним препаратом – эсциталопрамом, селективным ингибитором обратного захвата серотонина. А у пациентов с уровнем ЦРБ ≥ 1 мг/л для ремиссии нужно было добавить еще один препарат – бупропион, селективный ингибитор обратного захвата норадреналина и дофамина.

Это значит, что устойчивость депрессии к лечению зависела от уровня одного из основных маркеров текущего системного воспаления. Где депрессия, а где системное воспаление?

Если вы уже раньше задавались этим вопросом, то, наверняка, знаете, что связь между психикой и воспалением есть. Существуют особенности поведения и характера при некоторых видах воспалительных заболеваний, например, атопическом дерматите и псориазе, и некоторые авторы полагают, что в основе психологических изменений лежат иммунные механизмы.

Существует и знакомое всем «настроение заболевшего человека», о котором я рассказывал в статье Вы чьих будете?  В той статье речь шла о взаимодействии иммунной системы, реагирующей на заразное заболевание, и микроглиальных клеток головного мозга, модулирующих поведение человека так, чтобы сделать его забившимся в угол «асоциальным типом», который сторонится общения с людьми и, таким образом, защищает их от инфекции.

То, что иммунная система может влиять на состояние психики и поведение – это уже установленный факт, но возможно, это работает и в обратную сторону: изменения психики сказываются на состоянии иммунной системы.

Исследование последствий теракта 9 сентября 2001 год

В этом году в журнале Journal of Physchiatric Research были опубликованы результаты обсервационного исследования WTC Environmental Health Center (NCT00404898), целью которого было изучение физических и физиологических последствий у тех, кто пережил 9/11.

В исследование включали:

  • Жителей (взрослых и детей) нижнего Манхэттена, проживавших там на момент атаки, а также тех, кто вернулся в свои дома в этом районе вскоре после теракта
  • Людей, участвовавших в разборах завалов и в спасательных операциях на месте падения башен

Всех этих людей объединяло то, что они могли оказаться в облаке пыли, образовавшемся сразу после падения, или могли дышать этой пылью и сажей от пожаров в течение длительного времени, пока все это оседало из воздуха на землю.


О влиянии пыли после теракта 9/11 на организм читай в статье Городская пыль


Кроме того, все они пережили психологический стресс, осознавая, что чудом избежали смерти, а также наблюдая гибель, увечья и страдания других людей. Некоторым из них пришлось долго ждать спасения, другие были вынуждены покинуть свои дома до окончания восстановительных работ.

Исследование шло на базе больницы The Bellevue Hospital Center, куда пострадавшие обращались самостоятельно. Наиболее частыми психологическими проблемами у тех, кто пережил этот теракт, были посттравматический стресс-синдром (PTSD), депрессия и тревожность.


Посттравматический стресс-синдром – это сложный комплекс психических изменений, развивающейся после пережитого сильного стресса. Для PTSD характерны навязчивые пугающие воспоминания, ночные кошмары, избегание напоминающих ситуаций и разговоров на эту тему, выпадение из памяти связанных со стрессом событий, а также повышенная тревожность.


В анализ вошли данные 641 человека, набранного в это исследование в период с февраля 2005 по ноябрь 2011 года.  На момент начала участия их средний возраст составил 50 лет, 50% побывали в главном пылевом облаке, у 40-80% были различные симптомы поражения нижних дыхательных путей, у 36% — уровень ЦРБ был выше 3 мг/л.

Авторы провели серию статистических анализов и обнаружили прямую корреляцию между уровнем посттравматического стресс-синдрома (в баллах по шкале PCL-17) и депрессии (в баллах по шкале HSCL-25) и уровнем С-реактивного белка.

воспаление и депрессия

Далее они проверили взаимосвязь ЦРБ с психическим состоянием участников, исключив влияние демографических показателей, контакт с пылевым облаком, симптомов поражения нижних дыхательных путей и других факторов.

После исключения этих факторов сохранилась статистически значимая линейная зависимость между уровнем ЦРБ и уровнем PTSD, то есть чем активнее системное воспаление – тем сильнее посттравматическое расстройство и наоборот: чем сильнее посттравматическое расстройство – тем активнее системное воспаление.

посттравматический стресс-синдром

В конце ученые проанализировали связь ЦРБ с видами PTSD:

  • Re-experiencing – повторные навязчивые воспоминания
  • Avoidance – избегание, старательный уход от разговоров и всего, что напоминает о событии
  • Negative cognitions/mood – негативное восприятие мира, забывание события, перекладывание вины
  • Arousal – раздражительность

После исключения всех дополнительных факторов авторы обнаружили статистически значимую прямую корреляцию между ЦРБ и re-experiencing и avoidance. Связь с negative cognitions/mood и arousal была близка к значимости, но не достигла ее.

Эти результаты – еще монетка в копилку знаний о сложном взаимодействии центральной нервной и иммунной систем.

Зачем нам знать об этой связи?

Иммунная система очень чутко реагирует на любые изменения в организме, и ее молекулы можно использовать с диагностической целью, как в случае с ЦРБ и выбором анти-депрессанта. Вероятно, в лечении пациентов с психическими расстройствами могут появиться и иммунные мишение, например, медиаторы воспаления.

Ну а обычным гражданам полезно понять, что психика человека, его характер, его настроение – это всё часть его организма, управляемая в том числе и системами, отвечающими за жизнедеятельность и защиту.

Как там было в СССР? В здоровом теле – здоровый дух? Возможно, это действует и наоборот тоже.


Если эта статья показалась вам интересной — не забудьте поделиться ее с другими читателями. Кнопки для репостинга в социальных сетях находятся под главной картинкой.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.