Компактный город

Компактный город

Частный дом – непременный атрибут «американской мечты». Представления о том, что настоящим жилищем может быть только традиционный дом на собственном участке, вылились в современный образ одноэтажной Америки – бесконечные тысячи гектаров коттеджной застройки с универсальными для всей страны псевдоколониальными фасадами и ухоженными газонами перед входом.

Тишина, чистый воздух и собственная зона барбекю – вещи, ценимые не только в Америке. Но для многих других стран, включая нашу, более распространенной, а потому привычной формой расселения являются районы многоквартирных жилых домов. В них, по итогам переписи населения 2010 года, проживало 65% населения России (более 85% населения городов).

А в частных домах сегодня проживает всего лишь четверть россиян. Урбанизация неумолима: несмотря на то, что быть горожанином – совершенно не обязательно означает жить в многоквартирном доме, доля индивидуальной застройки (частного сектора) стремительно сокращается.

Жителям крупных и крупнейших городов России хорошо известно, как радикально преобразились силуэты их «спальных районов» за последние лет десять – двадцать, когда на месте частного сектора выросли кварталы многоэтажек.

Москва А101

жилой район «Москва А101»

Обе эти формы расселения – и коттеджные пригороды, и многоэтажные «спальники» – широко распространены по миру и никоим образом не исключают друг друга. В отдельных странах разнится лишь их соотношение, но различия людей в образе жизни и финансовых возможностях обуславливают востребованность как первых, так и вторых.

Основной параметр, по которому отличаются эти морфологические группы – плотность. Обычно ее описывают двумя способами: через количество проживающих на единице площади человек (плотность населения / residential density) и через отношение общей площади зданий к площади участка, на котором они располагаются (плотность застройки / floor area ratio).

Эшампле, Барселона

район Эшампле, Барселона

Если брать в расчет общие по городу значения, то самыми плотными по населению мировыми столицами являются Дакка и Манила, где на квадратный километр территории приходится около сорока трех тысяч жителей. В сравнении с ними Нью-Йоркский район Манхэттен оказывается в полтора раза менее плотным по критерию населения – «всего» 27,826 человек на квадратный километр (зато по критерию застройки он многократно плотнее их).

Для Петербурга «официальное» значение плотности населения составляет 3,764 человека на квадратный километр, но в административные границы города входят огромные территории лесов, парков, промзон и сельскохозяйственных угодий, поэтому это число не отражает реальное положение дел. Куда более значимы на практике показатели плотности населения внутри отдельно взятого микрорайона, и они чаще всего лежат в диапазоне между 20 и 40 тысячами человек на квадратный километр.

Людей приводят в города мечта о хорошем образовании, возможность найти достойную работу, желание жить в «коммунальном раю без хлопот и забот» и иметь почти неограниченный выбор форм проведения досуга.

Эти и другие очевидные преимущества стали причиной быстрого роста доли городского населения Земли: сто лет назад она составляла около 15%, пятьдесят лет назад достигла трети, а за последние годы уверенно перевалила за половину. В отдельных странах (Бельгия, Венесуэла) этот показатель приближается к ста процентам, в России он составляет 74%. Не существует четких критериев, позволяющих разделять население на городское и сельское, но динамика видна и на примере этих, достаточно условных, цифр.

Город предлагает людям широкий набор услуг, несомненно повышающих качество жизни, но за все это приходится платить. Плата эта складывается из налогов, аренды жилья (или стоимости его покупки) и цен на товары и услуги. Вот почему присутствие в экономическом пространстве многих развитых городов оказывается далеко не всем по карману. Большие и богатые города, как правило, дорогие для жизни.

Кто выбирает жизнь в коттеджных пригородах? Те, кто не привязан к работе в центре или готов мириться с длительными ежедневными поездками в офис и обратно. Те, кто устал от городской толкотни и жаждет чистого воздуха, спокойствия, тишины и уединенности. Те, кто ценят независимость и возможность обладания собственным кусочком земли. Но в первую очередь – те, кто могут это себе позволить.

Возможно, именно из-за низкого спроса в крупнейших городах России коттеджные пригороды почти отсутствуют как класс, а вариант проживания в индивидуальном доме ассоциируется скорее с садоводческими товариществами и дачными кооперативами.

Модель «Города широких горизонтов», которую предложил в 1930-е годы архитектор Фрэнк Ллойд Райт, предполагала, что в будущем каждая американская семья сможет иметь собственный дом и акр земли. Все перемещения в этих городах будут осуществляться на личных автомобилях, а потому расстояния перестанут играть критическую роль. Эта концепция обрела в США большую популярность и продолжает успешно реализовываться до сих пор.

Фрэнк Ллойд Райт

Несложные расчеты показывают, что если применить эту модель к Санкт-Петербургу и выделить каждой из полутора миллионов проживающих в нем семей (а это еще заниженная цифра) по акру земли, то площадь жилых районов города увеличится в пятьдесят раз. Когерентно возрастет и протяженность транспортных сетей, и время, затрачиваемое на поездки.

Но это далеко не все недостатки райтовской модели. Главной проблемой является экологический эффект, к которому она приводит. Действительно, эта модель не вписывается в парадигму устойчивого развития, и вот почему.

Во-первых, увеличение протяженности транспортных и инженерных сетей влечет за собой рост загрязняющих выбросов в атмосферу и тепловых потерь, ускоренное потребление энергоресурсов. Вслед за границами городов увеличиваются и радиусы этих выбросов. Даже если представить, что мир совсем откажется от использования двигателей внутреннего сгорания, объем затрачиваемых на перемещения ресурсов в тонко размазанных по поверхности земли городах намного больше, чем в поселениях, сконцентрированных на компактной площади.

Во-вторых, очевидны трудности в обеспечении энергоэффективности самих домов. Взять хотя бы площадь наружный поверхностей зданий: у многоквартирного корпуса, объединяющего, скажем, сто квартир, она примерно в 4 раза меньше, чем у ста отдельно стоящих индивидуальных домов. Во столько же раз будут отличаться и теплопотери, если используются схожие системы энергосбережения.

В-третьих, ковровая коттеджная застройка отбирает у природы многократно бОльшие территории, чем компактные городские кварталы. Неизбежно разрушаются экосистемы, сокращаются ареалы обитания животных, нарушаются миграционные маршруты…

Начиная с 1990-х годов борьба с разрастанием становится частью градостроительной политики в таких странах, как США, Канада, Великобритания и Австралия. Во многих городах взят курс на реализацию стратегии «нового урбанизма», которая предполагает создание плотных, многофункциональных новых районов и интенсификацию использования застроенных земель. С помощью административных, финансовых и иных инструментов застройщиков демотивируют разрабатывать и реализовывать проекты малоэтажной индивидуальной застройки.

Пайндбери, Великобритания – пример Нового урбанизма

«Строительные нормы и правила», на основе которых принимаются градостроительные решения в России, устанавливают рекомендуемую плотность населения территорий с высокой градостроительной ценностью на уровне 400–440 человек на гектар (СНиП Градостроительство).

При этом западные исследования показали, что наиболее комфортные значения плотности населения находятся в диапазоне от 150 до 200 человек на гектар. На гектаре американских коттеджных пригородов в среднем проживает всего 20–40 человек. Такая форма расселения предоставляет высокий уровень личного комфорта, но там всегда безлюдно на улицах (хотя не все согласятся, что это минус) и плохо с общественными пространствами и вторичным функциональным разнообразием; социологи отмечают также слабый характер и редкость общественных контактов (и здесь: не для всех очевидно, что это проблема).

Компактный город действительно решает многие экологические, социальные и хозяйственные проблемы. Но что мы получаем взамен? Чаще всего в современной России концепция компактного города вырождается в районы домов-муравейников с парковками вместо дворов, в пробках и смоге. Как следствие – проблемы со здоровьем и психологические трудности («краудинг» и прочие эффекты, специфичные для города).

Если экосистемный вред плотного города меньше, чем двухэтажных пригородов, то надо быть готовым к тому, что переехать в односемейный дом на собственном участке будет все труднее. И дороже. Выбирая место для жизни, каждый должен сам для себя взвесить все плюсы и минусы, оценить материальные возможности и понять, какой образ жизни больше подходит именно ему и его семье.

Что мы должны делать, чтобы нас не смогли лишить выбора? Возможно, это главный вызов для всех архитекторов, градостроителей, урбанистов, социологов, транспортников и других специалистов, работающих над образом будущего наших городов. Мы должны строить такую среду обитания, которая совмещала бы достоинства обоих типов расселения; в прямом смысле стирать границу между городом и деревней: должны быть и тихие усадебные пригороды без вреда для экосистем, и сверхплотные города с чистым воздухом и ощущением безопасности. Только тогда выбор места жительства перестанет быть выбором наименьшего из зол.


Новые посты проще всего отслеживать по анонсам в наших пабликах ВКонтакте и Фейсбуке.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

19 комментариев

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии
1
если применить эту модель к Санкт-Петербургу и выделить каждой из полутора миллионов проживающих в нем семей (а это еще заниженная цифра) по акру земли, то площадь жилых районов города увеличится в пятьдесят раз.

А если выделить каждой семье в СПб по 6 соток, в 50 раз увеличатся пробки на дорогах пригородных направлений.

2
В сравнении с ними Нью-Йоркский район Манхэттен оказывается в полтора раза менее плотным по критерию населения – «всего» 27,826 человек на квадратный километр

Не понятно, что отражает эта цифра: количество американских миллионеров на квадратный километр? Если продать квартиру на Манхэттене, сколько индивидуальных домов в пригородах можно купить на эти деньги?

3
Город предлагает людям широкий набор услуг, несомненно повышающих качество жизни, но за все это приходится платить.

Получается, в городе жить дороже?

4
Кто выбирает жизнь в коттеджных пригородах? ...... Те, кто ценят независимость и возможность обладания собственным кусочком земли. Но в первую очередь – те, кто могут это себе позволить.

Получается. в коттеждном пригороде жить дороже?

5
Взять хотя бы площадь наружный поверхностей зданий: у многоквартирного корпуса, объединяющего, скажем, сто квартир, она примерно в 4 раза меньше, чем у ста отдельно стоящих индивидуальных домов.

В многоквартирном корпусе моего проживания вода, оставленная зимним вечером в чашке на кухонном столе к утру превращалась в кусок льда. Какие были показатели теплопотери и энергосбережения по сравнению с отдельностоящими индивидуальными домами?

6
очевидны трудности в обеспечении энергоэффективности самих домов.

Если идти по пути наименьшего количества трудностей обеспечения энергоэффективности - надо всех переселить в коммунальные квартиры.

7

С помощью административных, финансовых и иных инструментов застройщиков демотивируют разрабатывать и реализовывать проекты малоэтажной индивидуальной застройки.

В США людям, которые покупают свой первый дом малоэтажной индивидуальной застройки выдают льготные кредиты, видимо, с целью демотивации.

Автор8

Инна, а кто сказал, что город – это только многоэтажки? В тексте ведь частный сектор рассматривается как часть города. Я пытался даже сделать на этом акцент: "быть горожанином – совершенно не обязательно означает жить в многоквартирном доме". "Коттеджные пригороды" – термин, характерный скорее для американского градостроительства.

Автор9

Ну это понятно. Я не случайно добавил про "схожие системы энергосбережения".

10

Даниил, мне кажется, в статье проблема с терминологией: город/пригород/коттеджные застройки/деревня... На последней картинке ферма - 100-200-... акров, с курами, коровами. лошадьми и проч. На картинке, где горы на заднем плане - никакого акра нет. Это дома типа town house - без земли, вокруг пустыня. На картинке, где город на заднем плане - до него ехать 10 мин по скоростной дороге. Какие проблемы добираться? Транспортные пути соединяют города независимо от того, какое количество пригородов вокруг.

11
В тексте ведь частный сектор рассматривается как часть города.

Это странно. Частный сектор - это пригород. Не так много людей могут себе позволить выстроить/купить частный дом в Петербурге/Барселоне/Нью-Йорке.

12

"Коттеджные пригороды" – термин, характерный скорее для американского градостроительства.

В Европе никто не живет в собственном доме/коттедже неподалеку от крупного города?

13

Инна, не надо колбасу с вареньем сравнивать. Если ты про советскую хрущевку говоришь, в которой вода застывала, то сравни ее с типовым советским щитовым загородным домиком. У Даниила речь про геометрию - 4 стены обогреть проще, чем 44. При условии стандартизованного сравнения (то есть, если методы и материалы энергосбережения одинаковые).

14

Ты в отдельном доме живешь или в квартире? Как далеко от работы? С чем связан выбор?

15

Андрей, не надо додумывать, чего я не говорила. Современный (на тот момент) точечный дом 12 этажей с лифтом. В хрущевке мы жили после этого, качество постройки было значительно лучше. Проблема не в том, что"обогреть проще", а кому это надо?

16

Люди, которые принимают решения о компактном строительстве, считают, что теплопотери одного большого дома меньше, чем соответствующего количества одиночных домиков. Кому это нужно - это другой вопрос.

17

Люди, которые живут в домах (любых), считают ,что теплопотери зависят не от количества стен, а от качества их постройки. Я не знаю, почему "типовой советский щитовой загородный дом" является эталоном современного стандартизированного сравнения - он у нас сгнил еще в 80х годах прошлого века. Американцы, пожалуй, достигли наибольших успехов в постройке типовых современных щитовых домов. В настоящее время в каждом таком доме должна быть установлена система подачи уличного воздуха внутрь - видимо поняли, что переборщили с герметичностью.

18
У Даниила речь про геометрию - 4 стены обогреть проще, чем 44.

Андрей, это правило верно для людей, которые живут в треугольнике вписанном в окружность, желательно гипотенузой на юг:)

19

Андрей, приезжай в гости!