Сновидения. История

«Я знаю, никогда мы верить не должны

Тому, что создают причудливые сны —

Бессвязные мечты, ночных паров скопленья

Уничтожаются в минуту пробужденья».

(«Полиевкт», Пьер Корнель)

Так сложилось, что сновидения не просто сопровождают человека на протяжении всей его истории, но и играют значительную роль в его жизни, причем, что интересно, не утрачивая своего значения на протяжении тысячелетий. Не побоюсь предположить даже, что именно сновидения «виновны» в возникновении понятия «душа» и в зарождении религиозных верований, сначала в виде культа предков (почитание умерших) и шаманизм, а затем через языческий политеизм к современным монотеистическим мировым религиям.

И это понятно, ведь кроме внешних природно-климатических (ураганы, засухи, извержения вулканов, землетрясения и т.д.) и физиологических явлений (рождение, смерть, болезни, боль и т.д.), необъяснимых и устрашающих для сознания первобытного человека, были еще и явления внутренне-психического свойства, среди которых сновидения наиболее сложно поддавались какому-либо рациональному объяснению.

Во-первых, образ спящего человека сам по себе мог устрашать из-за ассоциации со смертью, не зря же метафора о том, что сон похож на смерть, неоднократно обыгрывалась в литературе и философии. Ксенофонт говорил: «Нет ничего более похожего на смерть, чем сон. И во сне душа наиболее близка богам. Она может предвидеть будущее, ибо тогда она в наибольшей степени свободна» («Киропедия» VIII 7).

Во-вторых, странными казались переживания, испытываемые человеком во сне – ощущение отделения от тела, полеты, путешествия в пространстве и времени. Ощущения во сне бывают такими гиперреалистичными, что трудно поверить в нереальность происходящего.

Поэтому верили, что сновидения – это ворота в другой мир, такой же реальный, как и мир бодрствования. Подкрепляло это чувство и то, что во сне люди видят своих умерших родственников, и не просто видят, а коммуницируют с ними, и возникало устойчивое ощущение, что мертвые продолжают жить в каком-то потустороннем мире.

Кроме того, «видения» шаманов, возникающие, как правило, под влиянием галлюциногенов (растительного или животного происхождения), очень похожи на образы в сновидениях (механизмы возникновения сновидений и галлюцинаций, как мы увидим ниже, очень сходны), что также возводило последние в ранг мистического явления, способного осуществлять пророческие функции.

Не даром в той же Библии огромное значение уделялось сновидениям именно с точки зрения их пророческих функций. Вспомним хотя бы пророческие сны Иакова (Быт.28:12-15), Иосифа (Быт.35:5-11), Соломона (3Цар.3:5-15), через которые они общались с Богом.

И до сих пор Христианская церковь поддерживает веру в то, что через сны можно общаться с богом или дьяволом. Древние люди верили в сверхъествественную природу сновидений, но делили их на две категории: одни сновидения считались истинными, ниспосланные богом для предостережения или предсказания будущего; другие же считались ложными, от дьявола, с целью смутить спящего и увести его с пути истинного.

Сновидения отчасти также «повинны» и в возникновении культуры, которая в своих истоках была связана с религией: ведь не секрет, что изображения животных и сцены охоты наносились на камни и стены пещер в ритуальных целях, для привлечения удачи на охоте и тому подобное. Даже слово «культура» и «культ» в смысле религии – это однокоренные слова в русском языке.

Так ли мистичны сновидения на самом деле и действительно ли сон является неким порталом в другой мир? Или же все можно свести к «химическим реакциям» или побочным эффектам работы головного мозга? Каково реальное предназначение сновидений и можно ли без них обойтись?

Чтобы ответить на эти вопросы, необходимо, для начала, разобраться в терминологии и определиться, что же такое сновидения? Дать определение этому понятию не так просто, несмотря на кажущуюся знакомость этого явления каждому человеку. Сон, как физиологический процесс, является предметом изучения физиологии и медицины и его можно измерить, например, при помощи ЭЭГ.

Установлены анатомические субстраты и морфологические структуры, отвечающие за ту или иную функцию сна. Выделилась даже специальная дисциплина сомнология для изучения процессов сна. А вот сновидения долгое время не входили в сферу научного изучения вообще.

В лучшем случае ими занимались философы, теологи, психологи, психоаналитики, но чаще всего шарлатаны, составители сонников и пр. И даже сейчас о сновидениях можно узнать из курса лекций по высшей нервной деятельности лишь поверхностно и только в связи со сном.

Понятие онейрология (наука, изучающая сновидения), конечно, существует, но официально дисциплины такой нет. Даже в специализированных центрах по изучению сна у нас и за рубежом сновидениям отводится минимальное внимание. Это объясняется, в  первую очередь, невозможностью «зарегистрировать», поймать сновидения. Нет такого прибора, который бы считывал сновидения или хотя бы точно определял время его появления и окончания.

Все, что мы можем сделать – это записать со слов испытуемого или пациента было сновидение или не было, и если было, то сколько раз и о чем. Но сновидения имеют свойство очень быстро забываться, а их абстрактный алогичный характер часто просто не позволяет корректно ретранслировать их вербально.

Как говорил З.Фрейд: «Я мог бы это нарисовать, но не знаю, как это выразить словами». Одно время считалось (а многие ученые, особенно западные, придерживаются этих взглядов до сих пор), что о наличии сновидения можно судить по быстрым движениям глаз (БДГ) в быструю фазу сна.

И действительно, люди, разбуженные в быструю фазу сна, в 90% случаев рапортуют о наличии у них сновидений. Однако БДГ и сновидения – явления не тождественные. Уже точно установлено в электрофизиологических исследованиях (Cartwright, 1964; Касаткин, Моисеева НИ, 1968), что сновидения могут не совпадать с быстрой фазой сна, длительность сновидений не обязательно совпадает с длительностью быстрых движений глаз (БДГ), а эмоционально насыщенные сновидения могут протекать вообще без БДГ.

Кроме того сновидения могут возникать и в медленной фазе сна. Тут опять встает нелегкий вопрос, что считать сновидением? Если это яркие зрительные образы, часто эмоционально окрашенные – это бесспорно сновидения. А если это своего рода рассуждения во сне, мысли с неясной размытой черно-белой картинкой, а то и вовсе без нее – это тоже сновидения или нет? Такие сновидения присущи тем людям, которые считают, что они снов не видят. Более того, характер сновидений сильно зависит от типа нервной системы человека (слабый или сильный тип), от темперамента, от образования, от сферы деятельности, от склада ума (творческий или аналитический) и т.д.

Итак, очень упрощенно и схематично можно сказать, что сон – это «наступающее через определенные промежутки времени физиологическое состояние покоя», тогда как сновидение – это «образы, возникающие во время сна». Иными словами, главным составляющим в определении понятия «сон» будет процесс, а в понятии «сновидение» — образ. Теперь, разграничив эти два понятия, можно легко проследить историю изучения сновидений, вычленив их из истории изучения сна, и понять, как эволюционировало наше понимание этого феномена со временем.

История изучения сновидений

История изучения сновидений традиционно начинается с философов Древней Греции. Именно в эту прогрессивную с научной точки зрения эпоху люди стали не только задумываться над природой вещей, но и подвергать свои представления скрупулезному анализу.

Вероятно, первым известным нам задокументированным случаем научного изучения сновидений можно считать труды Аристотеля (384-322 гг. до н.э.). В своих трактатах «О сне и бодрствовании», «О сновидениях» и «О предсказаниях во сне», он весьма рационально описывает сновидение, как объект психологической жизни человека, как мышление, продолженное во время сна, которое зависит от различных внешних и внутренних раздражителей. В частности, он говорит о том, что сновидения могут усиливать мелкие раздражители, действующие на человека во время сна, в крупные. Так, небольшой нагрев участка кожи может ощущаться во сне, как обжигающий огонь.

Аристотель считал, что сновидения имеют важное прогностическое значение, поскольку могут дать врачу первые, незаметные в бодрствовании признаки начинающегося заболевания или любого другого изменения в теле. Иными словами, по сновидениям можно предугадывать начинающиеся болезни. Материал для сновидений по Аристотелю душа берет из всех впечатлений и восприятий предыдущей дневной деятельности. В трактате «История животных» Аристотель говорит, что «сны видят не только люди, но и лошади, собаки, быки, а кроме них овцы, козы и весь род живородящих четвероногих» («История животных» IV 10, 536b27-30).

Гиппократ (460-377 гг. до н.э.) считал сновидения продуктом деятельности головного мозга. Гален (130-200 гг. н.э.) по сновидениям мог судить о психическом и соматическом состоянии организма.

Однако, далеко не все в те времена рассуждали так прогрессивно, как Аристотель. Существовала целая индустрия толкования сновидений и создания на их основе сонников. Так, софист Антифонт Афинский (480-411 гг. до н.э.) составил один из первых известных нам сонников  «О толковании сновидений».

Другой известный сонник «Онейрокритика» принадлежит перу Артемидора Далдианского (2-я половина II века н.э.). Эти сонники базировались на убеждении, что сновидения есть деятельность души и что через сновидения спящий может получить информацию от божества и предвидеть будущее.

Именно поэтому во многих древних культурах, в том числе и в Древней Греции, существовал обычай проводить ночь в культовых сооружениях (храмах). Считалось, что сновидения, приснившиеся в такую ночь, носят прорицательный характер и могут помочь ответить на интересующий вопрос. Более того, существовали даже «особые государственные служащие «эфоры», которые издавали государственные законы на основании сновидений, увиденных ими во время сна в храме» (цит. по Касаткин В.Н., 1972).

К сожалению, с распространением христианства, научная мысль приходит в упадок, и на протяжении многих столетий сновидения становятся прерогативой снотолкователей и гадалок, получают широкое распространение различные сонники, которые становятся все более и более нелепыми. И если Артемидор Далдианский составлял свой сонник, хоть как-то опираясь на научный подход, к примеру, он делил значения сновидений по половому и возрастному признакам, по роду деятельности, по социальному положению, то более поздние сонники полностью утрачивают всякую связь с действительностью.

К изучению сновидений начинают возвращаться только в конце XVIII – начале XIX вв, однако большинство ученых этого времени все еще рассматривает сновидения с идеалистических позиций, оперируя такими понятиями как «душа» и «бог». И только отдельные личности делают попытки подойти к этому вопросу с точки зрения материализма.

Кроме того, исследователи стали отходить от пассивного способа изучения сновидений (наблюдений) к активным экспериментам. Например, ставили опыты по влиянию внешних раздражителей на содержание сновидения: спящего человека могли щекотать пером, прикладывать к телу горячую грелку или мешок со льдом, подносить к лицу различно пахнущие субстанции, светить в лицо, а по пробуждении записывали сновидения.

Однако, зачастую сновидения, хоть и отражали внешние факторы в своих сюжетах, но в настолько искаженном виде, что распознать их наличие было не так-то просто. Многие исследователи отчаялись интерпретировать такие сновидения и снова скатывались к идеологии абсурдности сновидений и отсутствию в них каких-либо причинно-следственных связей. Другие были уверены в единстве природы сновидений с сумасшествием, считая их своеобразной формой психоза.

Настоящий взрыв в изучении сновидений произошел в 1899 году, когда Зигмунд Фрейд опубликовал свой фундаментальный труд «Толкование сновидений».

толкование снов Фрейд

В своей теории он исходил из того, что бессознательное и инстинкты (в основном, половой инстинкт) господствуют над сознанием и определяют все многообразие психической жизни. Согласно Фрейду, проявлением бессознательного являются сновидения — своеобразные ключи к пониманию мотивов поведения и скрытых желаний человека.

Учение Фрейда вызвало волну интереса широких масс к проблематике, что является несомненным плюсом, но, с другой стороны, носило и пагубное действие, поскольку, как оказалось, было в корне ошибочным. Фрейд, действительно, сделал большой вклад в изучение сновидений, и многие его выводы были правильными, но главной его ошибкой было считать сновидения самостоятельным психическим актом, зависящим только от бессознательной сферы психики. Эта ошибка как цепная реакция повлекла за собой череду неправильных заключений и выводов, что в результате привело к сведению всего многообразия сновидений к проявлению только половой деятельности.

Вот лишь несколько его тезисов, касающихся сновидений и их критика:

1) Сновидения – это жизнь сознания во время сна. На самом деле сознание «выключено» во время сна, а отсутствие сознания – главный критерий сна.

2) Сновидения, по своей сути, являются реакцией сознания на внешние и внутренние раздражители. Стимулы, действительно, могут вплетаться в сюжет сновидений, однако не составляют всё сновидение, которое представляет собой проявление непрекращающейся работы головного мозга во время сна.

3) Функция сновидений состоит в охране сна. Но это означало бы, что увеличение количества сновидений должно приводить к усилению охраны сна. На самом деле, количество сновидений увеличивается в 10-20 раз при инфекционных и соматических заболеваниях (Касаткин В.Н., 1983).

4) Сновидения отражают скрытые половые желания человека. Отчасти это правда, скрытые желания довольно часто встречаются в сновидениях, однако они не обязательно должны нести сексуальный подтекст.  По В.Н. Касаткину (1989) сексуальная тема присутствует в сновидениях только в 13,5% случаев и сильно зависит от возраста спящего. Кроме того, скрытые желания появляются в сновидениях так же часто, как и любое другое внешнее или внутренне, сильное или длительно действующее раздражение.

К счастью, в нашей стране, в отличие от Запада, учение Фрейда не получило широкого распространения, может потому, что у нас существовала мощная школа физиологов-материалистов, среди которых А.А. Ухтомский, Н.Е. Введенский, И.М. Сеченов и, конечно же, И.П. Павлов.

Рефлекторная теория И.М. Сеченова и теория торможения И.П. Павлова оказали огромное влияние не только на своих современников, но и на многие поколения своих последователей. Так, И.Г. Оршанский (1878) указывает на то, что сновидения являются результатом наложения неравномерности засыпания, внутренних сигналов и внешних раздражителей.

Основываясь на работах Сеченова, В.М. Бехтерев разработал рефлекторную теорию психической деятельности, в которой определил сновидения как торможение концевой части психического рефлекса. Мнение самого И.М. Сеченова о природе сновидений можно выразить одной, получившей широкую известность, фразой: сновидения – это «небывалые комбинации бывалых впечатлений».

И.П. Павлов считал, что во время сновидений происходит оживление нервных следов (в основном относящихся к первой сигнальной системе), возникших в бодрствующем состоянии. В основе сновидений лежит хаотическое растормаживания корковых нервных следов различной давности, соединяющихся самым разнообразным образом. Растормаживание следов может происходить вследствие влияния внешних и внутренних раздражителей, а также при различных изменениях в коре головного мозга.

Резюмировал весь накопленный материал по изучению сновидений в 1951 году Ф.П. Майоров, создав  «первоначальную схему физиологической теории» с позиций учения И. П. Павлова:

1) сновидения — есть функция головного мозга во время сна;

2) сновидения являются органической частью процесса сна, и понять их можно только в связи с механизмом сна;

3) сновидения представляют собой растормаживание нервных следов под влиянием внешних и внутренних раздражителей, а также изменений в головном мозге во время сна;

4) воспроизведение нервных следов в сновидениях основано на корковых временных связях или ассоциациях.

Что касается биологической роли сновидений, то интересное рассуждение можно найти у И.Е. Вольперта (1966): он рассматривает сновидения как остаток далекого филогенетического прошлого, когда преобладал неполный сон. Он полагал, что сновидения играли роль импульса для мобилизации организма при внезапной опасности.

Для современного человека биологическое значение сновидений в одних случаях заключается в том, что они способствуют более глубокому торможению заторможенных доминант, в других – служит психологической разрядкой, в третьих – сигнализирует о нарушениях в организме.


Продолжение серии — в будущих постах. Отслеживать их появление можно в наших пабликах ВКонтакте и Фейсбуке.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.