Инклюзивное образование

Так получилось, что по одной стороне одной тихой улицы буквально через здание оказалось сразу три школы. Одна школа – самая что ни на есть средняя с незамысловатым средненьким образованием, но с претензией на творческий подход. Вторая – один из ведущих лицеев города с экспериментальной площадкой для апробации новейших образовательных методик и серьезным директором, целой главой ассоциации всех гимназий и лицеев города. А третья школа затерялась в глубине палисадника за яблоневыми деревьями, так пышно цветущими весной и покрывающимися нежным инеем в морозную погоду.

Каждое утро в первые две школы тянутся потоки аккуратных младших школьников с родителями или бабушками, шумно проносится среднее звено, и плывут, цокая каблучками, старшеклассницы под ручку с еще смешными, но такими важными соседями по парте. И только в третью школу дети тихо прошмыгивают в неприметную калитку или их привозят смущающиеся родители на инвалидных колясках.

Этой третьей коррекционной школой меня и моих одноклассников в случае плохой успеваемости всегда пугала строгая директриса.

Однажды мне довелось присутствовать на конкурсе театрального искусства нашего района среди детей-инвалидов. Я оказалась в ранее далеком от меня мире семей с детьми-колясочниками с ДЦП, детьми с разной степенью умственной отсталости и детьми со слабым зрением. Одним детям было трудно поднять руку и произнести слово, а другим было недоступно понимание красоты стихов и музыки. Среди них были дети из той, третьей школы.

Конкурс был организован социальными службами района. Все прошло тихо-тихо, в узком кругу работников социальных служб и семей с детьми-инвалидами. Галочку поставили, гулкая пропасть осталась.

В России живет около 1,6 млн. детей с ограниченными возможностями здоровья. И им тоже как-то нужно получать образование.

Интегративное (инклюзивное или интеграционное) обучение – это совместное обучение детей с особенностями развития и обычных детей. В результате особенный ребенок растет и развивается вместе со своей возрастной группой, вливается в общество, учится преодолевать трудности, впитывает все социальные нормы и ставит перед собой сложные задачи.

Так он становится членом общества в условиях, компенсирующих ему отклонения в развитии.

равенство

В ряде стран мира эта идея успешно реализуется, но в нашей стране некоторые моменты затрудняют ее осуществление. Пожалуй, главным из них является то, что в России интегративное обучение появилось значительно позже, и пока интеграция и интегративное обучение в нашей стране существуют в большей степени на уровне обсуждения, проектов и отдельных примеров.

В современной российской практике специального и общего образования существуют различные формы инклюзивного образования:

  • обучение в обычном классе общеобразовательной школы с помощью помощника, который находится рядом с ребенком, обеспечивая поддержку в трудную минуту и отходя в сторону, когда ученик справляется сам. Помогают и другие специалисты – врач, психолог, дефектолог и логопед;
  • обучение в коррекционном классе общеобразовательной школы;
  • обучение в специальном классе специальной (коррекционной) школы (т.е. интеграция внутри системы специального образования).

Казалось бы, первый вариант идеален для интеллектуально сохранных ребятишек. Однако наше современное общество еще недостаточно подготовлено к такому повороту событий.

Не разработана профессиональная методика определения формы обучения для детей с нарушениями развития. Дети становятся заложниками случайности, или родители преодолевают все возможные барьеры путем невероятных усилий, комиссий, собеседований, согласований, обещаний и упорства.

Типовые школьные помещения не приспособлены для пребывания в них детей-инвалидов. Учителя обычных школ и вспомогательные службы не вполне готовы к работе в условиях инклюзивного обучения. Нет достаточного финансирования для оплаты дополнительных часов работы логопеда, медицинского работника, инструктора ЛФК и т.д.

А не стоит ли поставить вопрос с противоположной стороны? Зачем инклюзивное образование вообще нужно здоровому обществу? Что мы в итоге получим, помимо заезженного и испорченного понятия толерантности?

Положение незащищенных групп – это лакмусовая бумажка благополучия общества. Когда дела в стране идут не очень, уровень жизни падает, а напряженность растет – обычным гражданам не до инвалидов. Но жизнь без развития невозможна, а для развития нужно образование, в том числе и детям с ограниченными способностями.

Их упорные усилия направлены на поиск новых ресурсов, новых возможностей даже в большей степени, чем у обычных людей. Но эти ресурсы доступны только тем, кто получил образование и сумел встроиться в общество.

Своим существованием они постоянно напоминают другим людям о скоротечности и хрупкости нашей жизни. Они требуют внимания, сострадания и уважения, но не всегда их находят. А смогут ли дети без адекватных жизненных примеров научиться искренне любить, сопереживать и помогать другим?

Уникальные актеры, тонкие психологи, талантливые учителя, внимательные врачи, изобретатели экзоскелетов, гениальные инженеры… Логопеды, политики, бухгалтеры, ученые, переводчики, художники, дизайнеры, архитекторы, экономисты, редакторы-корректоры… Детям с ограниченными возможностями доступно почти все, что может быть полезно развитию общества.

Детский сад и школа — первое и самое главное место для реального включения инвалидов в общественную жизнь. Дошкольники  и младшие школьники мало обращают внимания на детей, которые отличаются от них. У них нет неприятия или отторжения, что идеально для построения адекватного общества. Может быть, когда-нибудь на той тихой улице появится три хороших школы для всех.

дети идут в школу

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.