Дженерик. Эксклюзивно. Дорого.

Если я не ошибаюсь, последние две страны с планово-коммунистическим хозяйством – это КНДР и, с очень большой натяжкой, Китай. Остальными правит «свободный рынок». Однако, ни КНДР, ни пока Китай не замечены в глобальных поставках лекарственных препаратов на рынки западных стран, прежде всего, США (300 миллионов человек) и Евросоюза (еще 500 миллионов).

Кто снабжает эти 800 миллионов лекарствами? Частные компании. Им (в теории) государства не указ, особенно если это транснациональные монстры. Правительства не могут приказать им перебросить дополнительные мощности на производство конкретного препарата. Только попросить или предложить что-нибудь приятное. А те в ответ согласятся или откажутся.

Как это работает? Очень хорошо работает, никто не жалуется. Кроме FDA. У них на сайте есть целый раздел, который называется FDA Drug Shortages. Сходи-посмотри.

Вот, например, текущая ситуация с антибиотиками в США –

дефицит антибиотиков

Думается мне, что, если бы на территории США хоть раз бы случилась конвенциональная война, им пришлось бы пересмотреть модель управления производством лекарств. Знающие люди рассказывают, что одна из основных причин боевых потерь на войнах – это раневые инфекции.

И тут же пришла такая мысль в голову. Во время второй мировой войны почти все раненные никогда ранее не получали антибиотиков. Их первым препаратом стал пенициллин. Соответственно и раневые инфекции вызывались чувствительными к антибиотикам микробами. Случись такая война сейчас – чем обернется раневая инфекция полирезистентными штаммами, если самых современных антибиотиков на всех не хватит?

Ну, ладно, это я отвлекся. Причину дефицита лекарств эксперты FDA объясняют так –

дефицит лекарств

В основном, дефицит возникает из-за того, что производителям не хватает мощностей для обеспечения производства партий нужного размера и качества, иногда смежники подводят. А бывает так, что компании снимают или урезают производства препаратов, чтобы дать дорогу более перспективным разработкам. Во всех этих случаях FDA индивидуально работают с каждой компанией, чтобы помочь им решить свои проблемы и обеспечить производства необходимого количества лекарства.

Еще одна проблема – дженерики старых препаратов начали дорожать. Раньше такие препараты были самыми дешевыми лекарствами в индустриально-развитых странах. Однако, в последние годы, ситуация начала меняться.  После того, как патентные права на оригинальный препарат закончились, его продажи все еще продолжаются. Например, рынок амоксициллина обеспечивают более 10 производителей. Но некоторые старые препараты производят только 1-2 компании. Из-за этого со старыми препаратами часто случаются дефициты.

А еще появилась новая бизнес-стратегия. Некоторые фармацевтические компании выбирают старое лекарство, которое никто не производит или производят очень мало, и начинают делать его дженерик и продавать дешево. Все счастливы, препарат есть, он доступен. Когда все привыкнут к этому – производитель поднимает цену.

Так произошло, например, с антитоксоплазмозным препаратом пириметамин, цена на который изменилась с 1$ на 750$ за одну дозу; с антигипертензивным лекарством нитропруссид, цена которого выросла с 44$ до 830$ за один флакон; и с бета-миметиком изопреналином, подорожавшим с 38$ до 1,387$ за флакон.

Это все старые лекарства, но они по-прежнему нужны и даже внесены ВОЗ в список WHO Model List of Essential Medicines. Если какое-нибудь подобное лекарство производят две компании, и одна из них, например, решает отказаться от производства, чтобы освободить мощности, то вторая получает карт-бланш на регулирование цен.

Поскольку у них там «свободный рынок», то государство может только руками развести и, в лучшем случае, пытаться всеми легальными способами давить на производителя. Помогают эти меры? Ответ дан, например, на сайте Modern Medicine Network, где опубликованы результаты опроса 534 американских фармацевтов, представляющих, как обычные, так и больничные аптеки.

По данным этого отчета, самые главные проблемы отрасли для них – это дефицит лекарств и резкий рост цен на дженерики:

дефицит лекарств

По идее, конкуренция должна регулировать такие вещи, но она упирается в эффективность самого FDA, которое, согласно своему фискальному отчету на конец 2014 года, не рассмотрело ни одну из поданных в том же году 1,500 заявок на дженерики. Не успели просто.

4 января в Journal of American Medical Association вышла статья, в которой авторы советуют FDA пересмотреть весь процесс одобрения дженериков, чтобы ускорить одобрение тех, которые могут в ближайшее время оказаться в дефиците. Если этого не сделать, то может получится интересная ситуация – крупные компании будут стараться отбивать инвестиции и зарабатывать новые миллиарды на суперсовременных биотехнологических лекарствах. Интересно ли им тратить свои мощности на старые грошовые препараты?

Компании поменьше будут пытаться разжиться на биобеттерах и биоаналогах оригинальных лекарств. Им тоже не интересно размениваться на мелочи. А остальные смогут покупать права на старые лекарства, и делать их дженерики, получать одобрение и продавать за огромные деньги. Зарабатывать-то все хотят, а конкуренция не поспевает.

По мере появления новых лекарств, таких опций для любителей наживы будет становиться все больше. И решения пока у этой проблемы никакого нет. Ну, если, конечно, не вводить плановую экономику 🙂

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

1 комментарий

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии
1
ankle shell

"Знающие люди рассказывают, что одна из основных причин боевых потерь на войнах – это раневые инфекции." - лично я думаю, что основная причина боевых потерь - огонь неприятеля. некоторые более опытные люди сообщают, что несвоевременное оказание мед помощи - может быть причиной смерти у половины раненых и даже больше - если медпомощь плохо организована.