Сонный паралич

Человеческая культура знает множество мифов и легенд, связанных с миром снов. И это не удивительно, ведь до изобретения электричества, с наступлением ночи активизировалась темная сторона жизни – повышалась преступность на улицах, учащались грабежи и нападения, а также происходили убийства и загадочные явления, не поддающиеся логическому объяснению и считавшиеся проделками потусторонних сил. В сознании людей ночь ассоциировалась с разгулом нечистой силы, когда оживал мир неведомого, почти всегда пугающего и жуткого.

Лишним подтверждением тому служили случаи ночных кошмаров или, например, сомнамбулизма. Существует один интересный феномен, который в фольклоре англофонных стран носит название «синдром старой ведьмы» (Old Hag Syndrome или Old Hag Attack), а по-научному — сонный паралич.

Суть его в том, что старая ведьма садится на грудь спящего человека и насылает на него кошмары и если человек просыпается, то он оказывается полностью парализованным, не способным пошевелить и пальцем. Более того, ведьма давит на грудь несчастного, пытаясь его задушить.

Иногда жертва видит ведьму или другое злобное существо, а иногда лишь ощущает присутствие кого-то постороннего в комнате. В любом случае его охватывает неописуемый ужас от происходящего, ведь это не сон, все происходит на самом деле и, осознавая это, жертва мысленно готовится к худшему — к смерти. Считается, что если ведьме не помешать или если все продолжается достаточно долго, ведьма может убить человека.

сонный паралич

Николай Абильгаард, «Ночной кошмар», 1800

Истории с похожим сюжетом, как обнаружил профессор Дэвид Хаффорд (David Hufford) из Пенсильванского университета, США, существуют по всему миру независимо от географии, уровня развития цивилизации, этнической принадлежности, культуры или религии. В Японии это Kanashibari, в Финляндии – Unihalvaus, в Латвии – Lietuevens, в Венгрии – Idérenyomàs, в Пакистане – Shaitan, в Иране – Bakhtak, в Бангладеше – Boba, в Тайланде — Phi Am, в Монголии — Khar darakh, в Лаосе — Dab Tsog, в Германии – Mare, в Турции – Karabasan, в Китае — Gui ya shen, а на Гаваях – Hauka’l po.

Независимо от имени ночного гостя, все истории связывает одно – наличие паралитических атак или, как тогда говорили, нападение ночного демона, то есть состояния полной парализации тела. И если в древности, люди, проснувшиеся посреди ночи полностью парализованными, видели ведьм или демонов, то в современном мире жертвы паралитических атак видят ночных воров, убийц или инопланетян. Люди, заявляющие, что были похищены инопланетянами, описывают все те же симптомы, что и при сонном параличе.

сонный паралич

Иоганн Генрих Фюссли, «Ночной кошмар», 1791

С научной точки зрение сонный паралич – это парасомния, связанная с нарушением функционирования быстрого сна, во время которого происходит внезапное пробуждение. Проснувшись и полностью придя в сознание, человек обнаруживает себя полностью парализованным, не в состоянии пошевельнуться. Причем парализованными оказываются все мышцы, за исключением дыхательных (ответственных за непроизвольное дыхание), сердечных и глазных мышц.

Состояние паралича сопровождается пугающими гиперреалистичными галлюцинациями: слуховыми, визуальными и соматическими, а также чувством удушья.  Возникает чувство опасности и страха, а также стойкий эффект присутствия в комнате какого-то зловещего существа. Можно слышать шаги, посторонние звуки, видеть тени, людей, призраков или зловещих существ, от которых исходит угроза. Нечто может приблизиться, заговорить или дотронуться до жертвы. Можно и не видеть никого, но возникает ощущение, что кто-то стягивает одеяло или ползет поверх одеяла со стороны ног к груди. Страх лишь усиливается от беспомощности, от осознания того, что грозит опасность, а крикнуть или позвать на помощь не получается.

Страх может быть такой сильный, что выступает холодный пот, возникает паника. Причем для жертвы паралитических атак все происходящее видится чрезвычайно реалистично, так, что после полного пробуждения и возвращения способности к движению, человек уверен в том, что это был не сон. Согласно исследованиям, эпизоды паралитических атак длятся от нескольких секунд до нескольких минут, однако из-за паники, возникшей в сознании парализованного человека, а также из-за неадекватного восприятия реальности, жертвам сонного паралича кажется, что это длится гораздо дольше.

Паралитические атаки чаще всего, но не всегда, возникают либо в начале ночи, при засыпании (predormital sleep paralysis) или в конце ночи, перед пробуждением (postdormital sleep paralysis), при условии, что пробуждение естественное, а не по будильнику. В последнем случае сонный паралич не возникает.

Разные исследования показывают, что около 30% от общей популяции хоть раз в жизни испытывали паралитические атаки (Mume, Ikem, 2009; Sharpless, Barber, 2011; Denis et al., 2015), причем 3-6% людей испытывают их постоянно (Cheyne, 2001). Сонный паралич может возникнуть в любом возрасте, но чаще всего в молодом возрасте, до 30-35 лет (рис.1).

сонный паралич

Рис.1. Частота возникновения сонного паралича в зависимости от возраста.

Сонный паралич может проявляться самостоятельно у практически здоровых людей (подавляющее большинство случаев), тогда он классифицируется как изолированный сонный паралич (isolated sleep paralysis, ISP) или как один из симптомов других заболеваний – нарколепсии, панических расстройств, посттравматического стрессового расстройства.

К риск-факторам возникновения изолированного сонного паралича относятся нерегулярный сон или плохое качество сна, предшествующий недосып, прием алкоголя или переедание перед сном, стрессовые жизненные ситуации, сменный график работы, jet lag синдром, повышенная тревожность и др. Больше всего сонному параличу подвержены студенты, беженцы, афроамериканцы, психические больные (Mume, Ikem, 2009; Sharpless, Barber, 2011;). Возникновение сонного паралича зависит от позы спящего: чаще всего паралитические атаки возникают при сне на спине, реже – при сне на левом боку и почти никогда – при сне на правом боку.

Это загадочное явление еще плохо изучено, хотя за последние 10 лет было получено множество данных, помогающих понять и раскрыть механизмы возникновения сонного паралича. Обычно вслед за фазой быстрого сна наступает короткий период пробуждения, прежде чем снова погрузиться в медленный сон. Однако иногда пробуждение может произойти несколько раньше окончания фазы быстрого сна или же, наоборот сразу после ее начала (рис.2).

механизм сонного паралича

Рис.2. Сонный паралич, как правило, наступает либо в самом начале, либо на исходе фазы быстрого сна. Красный цвет  — эпизоды сонного паралича, зеленый – фаза быстрого сна, синий – мышечная атония.

Внезапно проснувшись во время быстрого сна, человек обнаруживает себя парализованным, поскольку мышечная атония (паралич мышц) является неотъемлемой частью этой фазы сна. Этот механизм придуман природой для того, чтобы человек не мог проигрывать свои сновидения, то есть повторять движения  согласно тому сюжету, который в данный момент снится.

Но ведь мышечный паралич не самое страшное, что случается при паралитических атаках. Их жертвы заявляют о присутствии потусторонних сил рядом с ними и это пугает больше всего. В 1999 г. канадские исследователи из Университета Ватерлоо (Cheyne J.A., Rueffer S.D., Newby-Clark I.R.) установили, что всего существует 3 типа галлюцинаций при сонных параличах:

«Вторгшийся» (Intruder): эффект присутствия, страх, галлюцинации. Предположительно возникает из гипербодрствующего состояния, инициируемого средним мозгом. Ключевую роль играет амигдала, чья активность во время быстрого сна очень высока;

«Инкуб» (Incubus): чувство давления на грудь, невозможность контролировать дыхание, чувство удушья, боль. Причина – эффект гиперполяризации мотонейронов, ответственных за произвольное дыхание (непроизвольное дыхание остается не затронутым). Иными словами все дыхательные мышцы, ответственные за произвольное дыхание парализованы так же как и мышцы тела, что затрудняет сознательную регуляцию дыхания. Кроме того, расслабленными будут и мышцы гортани, которые могут сужать просвет гортани, вплоть до ее перекрытия (механизм такой же как при апноэ – ночных остановках дыхания), поэтому данный тип галлюцинаций может иметь под собой не только психогенные, но и физиологические механизмы;

«Необычное телесное переживание» (Unusual body experience): внетелесное переживание (out-of-body experience), чувство полета, парения. Причина – активность субкортикальных структур мозга. Вестибулярные ядра мозга (medial и superior vestibular nuclei) координируют движения и положение тела в пространстве, а также участвуют в контроле цикла сна-бодрствования. Эти ядра активны во время быстрого сна. С одной стороны мышцы тела парализованы и движения исключены, с другой стороны вестибулярные ядра активированы. Эти два взаимоисключающих состояния не могут быть интерпретированы мозгом корректно и мозг, пытаясь обработать конфликтирующую информацию, находит выход в создании воображаемых, иллюзорных движений.

Все эти гипнагогические (возникающие при переходе от бодрствования ко сну) и гипнопомпические (возникающие при переходе от сна к бодрствованию) галлюцинации являются «снами наяву», поскольку фаза быстрого сна – это период, когда мы видим наиболее яркие и живые сновидения. При паралитических атаках кора мозга внезапно переходит в состояние бодрствования при продолжающемся периоде быстрого сна. Причем сначала просыпается область, ответственная за сознание человека (передняя поясная извилина) и только потом, спустя 2-120 секунд активируются отделы мозга, ответственные за управление мышцами тела.

Эти 120 секунд мозг находится в двух состояниях сразу – быстрого сна и бодрствования и поэтому продолжает генерировать сновидения при включенном сознании. А поскольку участки коры, ответственные за критическое мышление еще не успели включиться (префронтальная кора), мы воспринимаем эти образы за реальность, чем и объясняется гиперреалистичность галлюцинаций при сонном параличе. Еще одна особенность фазы быстрого сна — чрезвычайно сильная активность лимбической системы мозга, в том числе амигдалы, отвечающей за негативные эмоции — страх, чувство опасности. Именно поэтому наши сны эмоционально окрашены и в большинстве случаев с негативным оттенком (мы убегаем от опасности во сне и т.д.). Активированная амигала и создает то всепоглощающее чувство ужаса, которое описывается всеми жертвами паралитических атак.

Таким образом, невозможность совершать движения при сонном параличе объясняется мышечной атонией во время быстрого сна, галлюцинации – продолжающейся генерацией сновидений, а также некорректной обработкой информации мозгом, чувство страха – активностью амигдалы в этот период, чувство реальности происходящего – недостаточной активностью префронтальной коре при активированной поясной извилине, а чувство удушья – параличом мышц гортани и дыхательных мышц, ответственных за произвольное дыхание. Иными словами все характеристики фазы быстрого сна, обычно нами не осознаваемые, становятся осознанными.

Есть еще одна характерная особенность быстрого сна, которая также иногда вторгается странным образом в наше сознание во время сонного паралича – усиленное кровообращение половых органов. В быстром сне у мужчин, при отсутствии серьезных органических изменений, всегда происходит эрекция, а у женщин – набухание клитора. Именно поэтому при паралитических атаках галлюцинации могут иногда приобретать сексуальный характер. Тогда кажется, что спящий становится жертвой сексуального контакта со зловещим существом – инкубом (в мужском образе) или суккубом (в женском образе). В Средние века инкубами называли демонов, сидящих на груди женщины (опять чувство давления на грудь – симптом сонного паралича). При этом виртуальный секс может быть настолько реалистичным, что жертва паралитической атаки испытывает, как ей кажется, настоящий оргазм.

сонный паралич

Фритц Швимбек, «Мой сон, мой страшный сон», 1915

Японский исследователь Takeuchi регистрировал ЭЭГ пациентов с паралитическими атаками и обнаружил, что во время сонного паралича электрическая активность мозга заметно меняется. Обычно в быстром сне превалирует β-подобный ритм и гиппокампальный θ-ритм, который также имеет место быть и в бодрствовании (рис.3).

сонный паралич

Рис.3. Пример ЭЭГ мыши в состоянии бодрствования (слева) и быстрого сна (справа). ЭЭГ показывает одинаковую картину и только по отсутствию мышечной активности (М) в быстром сне можно понять где бодрствование, а где быстрый сон.

При паралитических атаках на ЭЭГ появляется много α-волн. То есть, получается, что сонный паралич — это действительно уникальное состояние пограничное сознание: что-то среднее между быстрым сном и бодрствованием (Terzaghi et al., 2012), позволяющее человеку пребывать сразу в двух состояниях сознания.

Сонный паралич можно вызвать и искусственно. Если систематически будить человека в стадии быстрого сна (то есть проводить депривацию быстрого сна), то можно вызвать неожиданное начало быстрого сна (SOREM, sudden onset REM) прямо из состояния бодрствования, минуя все фазы медленного сна. Было установлено, что за SOREM периодом, человек с большой долей вероятности будет иметь эпизод сонного паралича (Takeuchi et al., 2002).

Причины сонного паралича не только в нарушении режима сна, но и, вероятно, в генетической предрасположенности к данному феномену (вероятность проявления сонного паралича составляет 53%). С сонным параличом ассоциирован полиморфизм в гене биологических часов PER2 (Denis et al. 2015). В поддержку этой гипотезы выступает существование семейной формы сонного паралича, наследуемая по аутосомно-доминантному типу, при которой все члены семьи подвержены паралитическим атакам.

Сонный паралич – безобидное, с биологической точки зрения, явления, если только не ассоциировано с нарколепсией или апноэ. Этот вид парасомнии не является заболеванием и не опасен для здоровья. Лечения не существует и, в принципе, не требуется. Рекомендуется соблюдать гигиену и режим сна, не переедать и не пить алкоголя на ночь. При желании можно выйти из состояния сонного паралича: можно пытаться пошевелить пальцем, открывать и закрывать глаза и ни в коем случае не паниковать. Можно также начать вычисления в уме арифметических уравнений или заняться другой интеллектуальной работой. Это облегчит процесс пробуждения.

В 2015 г вышел документальный фильм режиссера Родина Ашера «Ночной кошмар» (The nightmare), в котором 8 жертв сонного паралича рассказывают истории своих переживаний. И хотя фильм практически не содержит научных объяснений феномена, он довольно точно передает атмосферу того, что чувствует человек, переживающий паралитическую атаку.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.

4 комментария

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии
1

А как же "Синдром Внезапной Смерти во Сне". Не опасно, скорее всего еще как опасно. Если бы это мой мозг, мое подсознание высвобождало мои страхи во время паралича, то я бы скорее всего видел огромных пауков, но нет, я вижу обьемные человеческие тени, как и большинство обитателей планеты которые столкнулись с этим страшным недугом. Объясните почему у всех людей почти одни и те же галлюцинации.

2

Автор обещал по этой теме отдельный пост сделать.

3

Роман, новый пост Сергея вышел: "Опасные кошмары"

4
Сергей Александрович Савельев

Роман, по поводу "Синдрома внезапной смерти во сне" я попытался объяснить в своем новом посте, что это принципиально другой недуг нежели сонный паралич. По поводу же Вашего вопроса о сходстве галлюцинаций у разных людей, страдающих сонным параличом - окончательного ответа нет. Действительно, во время паралитических атак люди ощущают присутствие или видят тени человекоподобных существ. Мне кажется, что это заложено в самой природе человека, так устроен человеческий мозг - "распознавать" во всем человеческое. Посмотрите на узоры обоев или тени на стене от деревьев, мы всегда видим нечто похожее на лица. Вы не замечали? В нас встроен, как в современных фотоаппаратах, свой "распознаватель лиц" и от этого никуда не деться. Возможно, по этой же причине различные тени нам кажутся похожими на людей. Хотя, повторюсь, именно этот аспект сонного паралича пока остается без ответа. Лично я сам переживал паралитические атаки в юношеском возрасте, но я лишь ощущал присутствие кого-то в комнате, даже не уверен были ли мои глаза открыты в этот момент.