Наследуемый опыт

наследуемый опыт

Я воспитан в советских принципах, поэтому мне очень претит поговорка про «яблоко от яблоньки». Также очень не люблю англосаксонские сказки про суперменов любых сортов, «детей-индиго», «избранных» героев и прочие расистко-неофашисткие концепции. Моя идея – труд (в самом широком понимании) и дисциплина должны выравнивать шансы, если этому, конечно, способствует общественное устройство.

Однако, идеология – не повод отрицать роль генетики. Действительно, стартовые позиции в жизни у всех разные, это факт. Мы чуть коснулись этой темы в статье Спортивная мутация, но сегодня я хочу поговорить про другое.

Мне доводилось читать про такое и самому встречаться в жизни с любопытным феноменом. Бывает так, что дети наследуют не только физические черты и особенности характера предыдущих поколений, но и целые поведенческие паттерны, например, фобии. Причем, передаваться они могут не только от матери или отца, но и через два-три поколения.

Психологи на это, наверное, возразят, что подобная «наследственность» связана с личным примером в семье, который осознанно или неосознанно транслируется ребенку.

Пример осознанной трансляции (как я это понимаю) – это активное воспитание, когда родители (или какие иные предки) вербально программируют ребенка определенным образом воспринимать жизненные ситуации.

Так, например, можно «научить» ребенка социофобии – боязни любого вида общественной деятельности, когда общество смотрит на тебя и оценивает тебя. Для этого достаточно все время напоминать ребенку, что он как-то не так выглядит, что-то не так говорит, как-то неправильно думает, подводит своих авторитетных предков. И всё. Дальше он на всякий случай (чтобы не прогневать общество или родителей) вообще ничего по своей инициативе делать не будет.

Неосознанная трансляция – это (опять-таки, как я это понимаю) невербальное программирование, когда ребенок сам считывает особенности того, как взрослые реагируют на определенные ситуации. Простой пример, известный всем ленинградцам. Дети, родившиеся в Ленинграде, у которых бабушки или дедушки пережили Блокаду, в детстве непроизвольно собирали хлебные крошки со стола. Именно непроизвольно. Кто-то в ладошку сметал, кто-то пальчиком собирал. Так делали дети, которые еще ничего про Блокаду не слышали. Можно сказать, что ребенок просто копирует поведение бабушки, собирающей крошки, но он же не копирует штопанье носков на лампочке. В собирании хлебных крошек есть эмоциональное наполнение, которое привлекает неосознанное внимание ребенка.

Я тут зашел на чужую поляну, так как в психологии ничего не понимаю. Так что, дорогие дипломированные психологи, кидайтесь на меня. Мне интересна ваша критика.

Для меня самое любопытное – это передача особенностей поведения через 2-3 поколения, между людьми, которые вообще друг с другом не встречались. Я такое наблюдал лично.

Решив поизучать вопрос, наткнулся на статью в журнале Biological Psychiatry за сентябрь 2016, в которой исследователи из больницы New York’s Mount Sinai и еще нескольких американских и немецких центров, рассказали о генетическом феномене, обнаруженном у 32 евреев (мужчин и женщин), которые во время войны либо прошли концентрационные лагеря, либо подвергались пыткам или были их свидетелями, либо были вынуждены прятаться.

Ученые провели генетическое обследование группы мужчин и женщин, подвергшихся таким жизненным испытаниям, а также их потомков (22 человека), и сравнили полученные результаты с группой евреев (и их потомков), которые во время Второй Мировой Войны жили за пределами Европы.

Исследователей интересовал ген FKBP5, про который известно, что с ним связана предрасположенность человека к посттравматическому стрессу, тревожным состояниям и заболеваниям, влияющим на изменения настроения.

Анализ показал, что у людей, лично в детстве переживших Холокост, а также у их взрослых детей, этот ген претерпел эпигенетическое изменение – метилирование, в одном и том же участке. У участников контрольной группы уровень метилирования этого гена был значительно ниже.

Эти результаты могут свидетельствовать о том, что психологическая травма, пережитая человеком в детстве, может оставлять след в виде эпигенетического изменения генома, передающегося по наследству его потомкам. Словое «эпигенетическое» означает, что состав гена не меняется, но он подвергается модификации, которая меняет то, как он будет работать. Например, к гену присоединяется метильная группа (это называется метилирование).

Раньше ученые полагали, что эпигенетические изменения не наследуются, но теперь уже ясно, что они могут «прорываться» в следующие поколения. Как именно полученный человеком жизненный опыт программирует поведение его потомков еще предстоит изучать, но уже сейчас следует задуматься о том, что многое в поведении наших детей может быть эпигенетически предопределено опытом, полученным нами и нашими предками.

В 2013 году в Nature вышла работа ученых из  Emory University, в которой они описали эксперимент по наследованию страха мышей и их потомства перед запахом цветущей вишни (в природе он мышам не опасен). Первое поколение мышей подвергали воздействию этого запаха и одновременно били электрическим током.

Такое «обучение» естественно приводило к тому, что мыши начинали бояться вишневого запаха и в его присутствии характерно дрожали, ожидая, что сейчас их «шандарахнет». После обучения этих мышей спарили с необученными самцам/самками и получили потомство.

Этому потомству (которое никто никогда током не бил) тоже предъявляли запах цветущей вишни. И они-таки тоже характерно дрожали. У контрольных мышей такой реакции не было. Ученые получили еще одно потомство («внуков») обученных животных и снова зарегистрировали у них парадоксальную реакцию на вишневый запах.

Такое поведение у трех поколений животных имело и анатомическое отражение. У опытных мышей (во всех трех поколениях) было больше нейронов, продуцирующих рецепторы, отвечающие за восприятие запаха вишни. У контрольных животных таких изменений не было.

Это очень любопытное наблюдение, свидетельствующее о том, что пережитые эмоции могут менять строение организма, которое передается по наследству. Если это так, то получается, что наш жизненный опыт программирует не только поведение будущих поколений, но и их анатомию.

Мне кажется, что это очень интересно. А вы что думаете?

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

20комментариев

сначала новые
по рейтингу сначала новые по хронологии