ASTERIA I

Сегодня у нас первый пост из мини-серии про результаты клинических исследований единственного на сегодня биологического препарата, одобренного для лечения пациентов с хронической идиопатической крапивницей. Хроническая крапивница фигурирует в англоязычной литературой под терминами chronic idiopathic urticarial (CIU) и chronic spontaneous urticaria (CSU). В этих постах для краткости я ее буду называть CSU.

CSU – это хроническое, не самое редкое, заболевание, характеризующееся зудящей сыпью, ангионевротического отека (отека Квинке или как там его сейчас называют) или и того и другого на протяжении длительного времени: как минимум 6 месяцев кряду.

Обычно, если CSU развилась, то она продолжается от 1 до 5 лет, а у 11-14% — и того дольше. Все это время качество жизни пациентов резко снижено, прежде всего из-за изматывающего ежедневного зуда кожи.

Постепенно заболевание сказывается не только на физическом, но и на психоэмоциальном состоянии пациента. Говорят, что по таким критериям, как отсутствие жизненной энергии, чувство социальной изоляции и эмоциональная подавленность, CSU соответствует ишемической болезни сердца.

В основе современного стандарта лечения несложный последовательный каскад:

  1. H1-антигистаминные препараты второго поколения
  2. Они же, но в дозах до 4 раз выше стандартной
  3. Омализумаб (это антитело, о котором сегодня и пойдет речь)
  4. «Рагу» из разнообразных конвенциональных иммуноподавляющих препаратов

Плюс, для купирования обострения тяжелого течения иногда применяют стероиды.

Омализумаб, он же Xolair®, был впервые одобрен для пациентов с CSU в 2014 году. Препарат к тому времени уже 11 лет был на рынке и применялся для пациентов с астмой с подтвержденным аллергическим компонентом в патогенезе. По механизму действия — это моноклональное антитело против IgE.

Решение американского регулятора по поводу включения CSU в показания было основано на результатах трех клинических исследований ASTERIA I, ASTERIA II и GLACIAL. Сегодня разберем первое из них.

Что было в ASTERIA I?

Это было глобальное исследование II фазы у подростков и взрослых с хронической крапивницей, у которых симптомы заболевания сохранялись несмотря на использование H1-антигистаминных препаратов в разрешенных дозах.

Участвовали 53 центра в Дании, Франции, Германии, Италии, Польше, Испании, Турции и Великобритании. Набор шел с февраля 2011 года по октябрь 2012 года. Исследование состояло из 2-недельного скрининга, 24-недельного периода лечения и 16-недельного периода наблюдения.

В течение первых 12 недель периода лечения участники должны были оставаться только на тех препаратах, на которых они вошли в исследование, причем на стабильных дозах. А с 13 по 24 недели исследователям разрешалось добавить пациентам еще один H1-антигистамин.

Помимо этого, пациенты могли принимать дополнительно дифенгидрамин в дозе 25 мг по мере необходимости для купирования зуда, не более трех раз за сутки, в течение всего периода исследования.

Участников рандомизировали в четыре группы: три группы омализумаба и одна группа плацебо. Препарат вводили подкожно, один раз в четыре недели. Общая длительность курса составила 24 недели или шесть инъекций. В течение всего времени исследования участники ежедневно вели электронные дневники, указывая в них интенсивность зуда, количество и размер элементов сыпи и другие критерии по специальным шкалам.

Эффективность лечения врачи оценивали по нескольким показателям, главными из которых были шкалы Itch Severity Scale (ISS), Urticaria Activity Score over 7 days (UAS7), а также опросник по качеству жизни – Dermatology Life Quality Index (DLQI). Во всех трех шкалах чем выше балл – тем хуже пациенту.

Что получилось?

319 пациентов были рандомизированы, из них 262 человека закончили полный курс лечения и наблюдения (всего 40 недель). В начале исследования средний недельный ISS в группах был примерно 14 баллов, а средний UAS7 – 30-31 балл. Средний балл по DLQI на baseline был 12.8 – 14.0.

Через 12 недель лечения уровень ISS (то есть интенсивность зуда) снизился на:

  • 3.63 балла в группе плацебо (да, плацебо в этом показании тоже работает)
  • 6.46 баллов в группе омализумаб 75 мг
  • 6.66 баллов в группе омализумаб 150 мг
  • 9.40 баллов в группе омализумаб 300 мг

Во всех случаях разница с группой плацебо был статистически значимой. Первые клинически значимые улучшения наступали в группе омализумаб 300 мг, там медианное время до таких улучшений составил всего одну неделю. В группе плацебо этот показатель составил месяц, а в двух других дозировках препарата – 2 и 3 недели соответственно.

Стрелочки – это инъекции препарата или плацебо.

Улучшения по шкале UAS7 соответствовали динамике ISS. Через 12 недель лечения процент пациентов, достигших «хорошо контролируемого заболевания» (это когда по шкале UAS7 ≤ 6 баллов), а также тех, кто достиг полной ремиссии (UAS7 = 0), в группе омализумаб 300 мг был в 4 раза выше, чем в группе плацебо.

Динамика улучшения по ISS и UAS7 сохранялась и после 12 недель лечения, на протяжении всего 24-недельного курса лечения. Затем симптомы стали постепенно возвращаться к исходным показателям, но так и не достигли уровня baseline. Это означает, что курс лечения придется время от времени повторять.

Уровень субъективной оценки качества жизни тоже улучшился во всех группах, включая плацебо. Через 12 недель лечения медианный уровень DLQI снизился 5.0 баллов в группе плацебо и омализумаб 75 мг, на 8.0 баллов в группе омализумаб 150 мг и на 10.5 баллов в группе омализумаб 300 мг.

Безопасность

За 24 недели лечения процент пациентов с побочными эффектами составил 57-69% в группе омализумаба против 51% в группе плацебо. В группе препарата чаще регистрировались: головные боли, артралгии и реакции на месте введения.

В следующем посте разберем результаты ASTERIA II.


Показалось интересным или полезным — подпишитесь на анонсы новых статей в наших пабликах ВКонтакте и Фейсбуке.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!