7 на 8

— Я на вокзал, — сказал Корейко, оставшись наедине с Бендером.

— Поедем в другой город кутить? — спросил Остап. — В Ташкенте можно весело провести дня три.

— С меня хватит, — ответил Александр Иванович, — я поеду на вокзал сдавать чемодан на хранение, буду здесь служить где-нибудь в конторщиках. Подожду капитализма. Тогда и повеселюсь.

— Ну и ждите, — сказал Остап довольно грубо, — а я поеду. Сегодняшний день — это досадное недоразумение, перегибы на местах. Золотой теленочек в нашей стране еще имеет кое-какую власть!

«Золотой теленок». И. Ильф, Е. Петров

7 августа 1932 года в СССР было принято Постановление ЦИК и СНК «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности» — тот самый знаменитый «Закон о трёх колосках», как его называют либералы, или «Указ 7 на 8», как мы его знаем из сериала «Место встречи изменить нельзя».

Через 59 лет, 24 декабря 1991 года, Верховный Совет РСФСР, принимает ещё один закон: 443-1 «О собственности в РСФСР», согласно которому на территории России узаконена частная собственность на средства производства и закреплено понятие приватизации.

«Указ 7 на 8» и Закон 443-1 – две противоположности, сошедшиеся в борьбе (или в противоречии) на территории нашей страны в пространстве полувека: приоритет общественной собственности против приоритета частной. И как во всякой другой борьбе, в этой был свой временный исход: один победитель и один проигравший.

Понятно и нормально, когда борьбу выигрывает сильнейший, но очень странно, когда побеждающий вдруг решил, что он уже достаточно победил, и устраняется от дальнейшей борьбы. Ведь тогда тот второй, который недопобеждённый, приходит в себя, поднимается и безнаказанно метелит незадачливого победителя.

В спорте такое представить трудно, а, вот, в классовой борьбе, к сожалению, так и бывает. В отличие от того, что происходит на ринге, в борьбе классов нет судей, есть только объективные законы – законы политэкономии. В соответствие с этими законами, эта борьба может завершиться только лишь полным исчезновением обоих классов и никак иначе.

Как же так, спросите вы: борются два класса, и оба в результате должны исчезнуть? Именно так, потому что такова природа материального мира вокруг нас, который в своем развитии, эволюции и адаптации подчиняется трём диалектическим законам:

  1. Закону единства и борьбы противоположностей
  2. Закону перехода количества в качество и
  3. Закону отрицания отрицания

Первый закон я уже попытался объяснить на примере эпителиально-мезенхимального перехода, ему же подчиняется поляризация макрофагов от М1 к М2-фенотипу и наоборот. Борьба рабочего класса и класса собственников крупных средств производства – это тоже первый закон.

Второй закон описывает меру явления. Мера – это диалектическое единство качества и количества явления. Например, что такое жидкая вода? Можем ли мы дать на этот вопрос количественный ответ?

Можем: жидкая вода при обычном давлении – это вода в диапазоне температур от 0 до 100 градусов Цельсия. Не так ли? Добавьте один градус к 100 – и это будет пар, убавьте один градус от 0 – и будет лёд. То есть количественные изменения переводят явление в иное качество, у которого будет своя мера.

В экономике примером может служить укрупнение землевладения: крупных колхозам или фермам гораздо удобнее, целесообразнее и экономически выгоднее использовать трактора и другие машины, чем мелким хозяйствам, в результате чего эффективность деятельности крупных хозяйств качественно возрастает. То есть суммарная площадь земель (количественный параметр) переводит хозяйство на другой качественный уровень (машинное возделывание).

Наконец, закон отрицания отрицания описывает эволюционное развитие систем, происходящее в результате борьбы противоположностей: то, что происходит после победы одной противоположности над другой.

В результате борьбы двух противоположностей одна из них (побеждающая) поглощает другую. В результате этого поглощения – обе противоположности исчезают, так как их существование возможно лишь во взаимном отрицании (например, богатых без бедных не бывает; холодного не бывает без горячего; юга не бывает без севера и т.п.), и вся система переходит на новую ступень развития.

Одновременно с исчезновением старого происходит синтез нового, в котором сохраняются как позитивные (полезные для прогресса победившей стороны) моменты обеих противоположностей, так и отрицательные (вредные для прогресса), требующие преодоления.

Например, в Англии в 16 веке в результате быстрого развития суконных мануфактур резко увеличиваются цены на овечью шерсть. Лэндлорды, в собственности которых находится большинство общинных земель, издавна сдаваемых крестьянским общинам в аренду, начинают изымать эти земли для разведения овец (огораживание).

Экспроприированные у общины территории лэндлорды обносили невысокими каменными стеночками, множество которых сохранились в Англии до наших дней.

Согнанные с земли крестьяне (пауперы) становились бродягами и бежали в города (в статусе бродяг), чтобы устроиться на работу на мануфактуру, либо становились наёмными работниками на селе (если их раньше не запарывали до смерти или не вешали за бродяжничество).

В итоге что получается? В борьбе (то есть в противоречии или во взаимном отрицании) старых Английских общинных феодальных укладов и нарождающейся мануфактурной буржуазии побеждает новая более прогрессивная сила – буржуазия. В её паруса дуют великие географические открытия, изобретение и внедрение ткацких станков, бурный рост торговли и удачное расположение Англии.

Эта борьба заканчивается синтезом – английской буржуазной революцией и становлением английского капитализма, в котором сохраняются моменты общинного крестьянского производства.

Каким образом они сохраняются? Очень просто – производство на капиталистической мануфактуре носит общественный характер (потому что это эффективно), но продукт присваивает не община, а хозяин мануфактуры (потому что это ему полезно).

Где тут два отрицания?

Первое отрицание: феодалы в поисках сверхприбылей отрицают традиционное общественное производство старых общин (то есть борются с ним и делают его невозможным). Победа феодалов уничтожает их диалектическое противоречие (крестьянин-феодал), и вся система переходит в другое качественное состояние: вместо феодалов и крестьян – капиталисты и рабочие, а вместо феодализма – капитализм.

В этот момент происходит второе отрицание: сформировавшиеся городские капиталисты отрицают отрицание феодалов, сохраняя из прошлого уклада общественное производство, как полезный момент, но смешивая его с новым (революционным на то время) частным присвоением продукта.

И так начиналась и происходила английская индустриализация –

Этот процесс занял 400 лет и привел к тому, что три четверти населения Англии перебрались в города. К концу 19 века Англия, наряду с США, становится лидером индустриально развитых стран.

Почему произошел этот качественный рывок? Потому что борьба феодалов и общинных крестьян не прекращалась до перехода количественных изменений в качественные, то есть до полного исчезновения этих классов и перехода к капиталистическому развитию.

Если бы феодалам вдруг «пришло бы в голову» расслабиться в своей борьбе – процесс буржуазной революции остановился бы или замедлился, и Англия бы начала отставать в развитии. Но этого не произошло, поскольку жадные феодалы дожали ситуацию до конца – до качественного перехода.

Однако, когда мы смотрим на историю буржуазной революции в Англии – мы видим ее издалека, и она нам кажется маленькой. Нам кажется, что она просто «произошла». Но нет, извините, если приблизиться и присмотреться – то станет очевидно, что это был очень длительный, очень мучительный и очень драматичный процесс.

Посмотрите сколько всего уместилось в понятие «произошла буржуазная революция»:

  • В начале 16 века в Англии начинаются огораживания
  • Только лишь в 1642 году них происходит буржуазная революция
  • Тогда же начинается гражданская война
  • 1644 год – начинается Шотландская интервенция в Англию
  • В 1649 году буржуазия отрубает голову своему королю Карлу I
  • 1659 год – начинается роялистская контрреволюция
  • 1660 год – восстановление монархии, но уже в парламентской форме
  • 1707 год – присоединение Шотландии – становление Великобритании
  • 1800 год – присоединение Ирландии
  • 1815 год – окончание Наполеоновских войн
  • Плюс колониальные войны, включая Войну за Независимость в США

И всё это время не останавливалась приватизация общинных земель. За период с 1604 года по 1914 год парламент одобрил 5,200 актов приватизации Enclosure Acts” на общую площадь 28,000 км2. Процесс этот сопровождался восстаниями со стороны крестьян и насилием со стороны государства,

Чиновник зачитывает решение об отчуждении общинных земель. Шотландия, 1888 год.

Выселение сопровождалось уничтожением домов и целых деревень (Clearance of Estate)

Шотландская семья на руинах своего дома, 1895 год. Выселение.

Выбор у выселенных семей был ограничен: эмиграция (многие отплыли в Новую Зеландию и Канаду) или спускаться с гор в города и искать работу, становясь топливом для стремительного капиталистического развития Великобритании.

The Emigrants Statue, памятник выгнанным со своей земли шотландцам

Что собственно и произошло. Сколько всего уместилось в понятие «произошла буржуазная революция» или «начался капитализм». Очевидно, что это не точка, не событие, а очень долгий и очень непростой процесс, который подчиняется в своем развитии трем диалектическим законам.

Теперь точно так же давайте посмотрим на следующий качественный переход – от капитализма к социализму, как ранней (незрелой) стадии коммунизма. Возможно ли это?

Как история уже много раз показала, качественные переходы от одной общественно-экономической формации к другой – это нормальное явление, мы его в школах проходим. То, что буржуазные пропагандисты всё время талдычат, что никакого капитализма нет, что всё это устарело, а есть просто некая абстрактная демократия, и что теперь будет только планомерное развитие – ну, это они просто боятся собственность потерять, награбленную в тяжелой борьбе.

Однако, если историю буржуазной революции в Англии мы можем сразу всю окинуть взглядом, сразу всю прочитать в Википедии, ибо она давно завершилась, то с социалистической революцией так не получится – потому как мы находимся внутри нее, конкретно сейчас в стадии реакции.

Когда находишься внутри большого сложного процесса, который не вчера начался и не завтра закончится – очень тяжело увидеть или представить его весь сразу. Для того, чтобы разобраться нужно применить абстрактное мышление, науку (политэкономию) и правильную методологию познания (в нашем случае – диалектический и исторический материализм).

Прежде всего, складываются объективные предпосылки революции: на заре капитализма это были великие географические открытия, которые сильно подстегнули торговлю и разграбление новых колоний, и изобретение машин, а на закате капитализма – это:

Это предпосылки. Дальше следует диалектическое развитие:

  1. Борьба противоположностей

Кто с кем борется? Борьба идёт вокруг оси собственности на средства производства. На полюсах этой борьбы два антагонистических класса: класс буржуазии (те, кому принадлежат средства производства), и пролетариат (те, кто занимаются производительным трудом на чужих средствах производства).

Таким образом, борьба эта – классовая. Она принимает форму, с одной стороны, организации трудовых коллективов, которые сначала только в своих интересах (экономизм), а потом в интересах всего своего класса наступают на права буржуазии; с другой стороны – буржуазия, используя государство, как свой собственный инструмент, наступает на права трудящихся (трудовые, пенсионные и налоговые реформы, пропаганда, репрессии).

То есть классовая борьба – это как поединок на ринге. Ею нельзя заниматься в одиночку. Если одна сторона борьбу прекращает, то вторая лупит её легко и с удовольствием, не встречая сопротивления.

  1. Переход в новое качество

Отдельные забастовки, каждая из которых продвигает интересы конкретного трудового коллектива, постепенно сливаются друг с другом в единое стачечное движение всего рабочего класса страны или группы стран. Требования становятся системными, политическими.

Из этого движения и параллельно с ним начинает формироваться авангард рабочего класса – коммунистическая партия. Её цель – вовсе не победа на парламентских выборах, а агитация и пропаганда идей марксизма, обучение рабочих марксисткой теории и формирование альтернативных органов государственной власти, в основе которых лежат производственные советы или какой-то их современный аналог.

Количество переходит в качество тогда, когда превозмогая яростное сопротивление класса капиталистов пролетариат продвигает такие новые условия, что само капиталистическое производство становится более невозможным, и фабрика-заводы-земля и прочее экспроприируются работающими на них людьми.

В этот момент наступает государственный кризис (собственно революция), в ходе которого формируется новое государство – государство диктатуры пролетариата, основанное на власти советов.

  1. Отрицание отрицания и синтез нового

Вот тут самый сложный момент. Может показаться, что если рабочие захватили средства производства, если государство руководствуется приоритетом интересов рабочего класса, то классовая борьба завершилась, и наступило счастье.

Однако, это ошибка, причем ошибка принципиальная. Факт свершившейся социалистической революции не означает, что по утру все проснутся при коммунизме. Нет, революция – лишь инструмент в руках пролетариата, который с ее помощью разрушает государство старого типа, чтобы создать на его месте государство нового типа – государство диктатуры пролетариата.

Товарное производство же от социалистической революции само по себе не проходит, а как подчеркивал Ленин, оно рождает капитализм «ежечасно, ежеминутно и в массовом масштабе». Это связано с тем, что товарное производство ведется не для потребления (общественного или личного), а для обмена на рынке, а рынок диктует свои правила.

Вы не можете потреблять только то, что сами произвели, вам нужны и другие продукты. Даром вам их никто не даст (для этого нужна развитая и эффективная плановая экономика), а значит вам при социализме нужно применять капиталистические методы конкурентной борьбы, чтобы гарантировать себе выгодный вам обмен вашего товара на другой товар.

То есть при непреодоленном товарном производстве в головах вовлеченных в такое производство людей сохраняется старый добрый капиталистический лозунг: «как потопаешь – так и полопаешь», который в снятом виде сохраняется и в социализме: «от каждого по способности, каждому по труду».

На первом этапе, пока еще не все предприятия национализированы государством диктатуры пролетариата – борьба классов никуда не делась (все еще есть частные собственники), прекращать ее нельзя, потому что с противоположной стороны она точно не прекратится: гражданская война, саботаж, интервенция, контрреволюционное подполье – это всё тоже формы классовой борьбы, только против пролетариата.

Ну, хорошо, а потом? Потом же всё производство будет национализировано, будет создан единый план промышленности, будут университеты и министерства, умные образованные люди будут думать где чего и сколько нужно произвести для скорейшего достижения коммунизма. Тогда же уже точно не будет классов, а будет единый народ?

Нет, классы никуда не денутся. Это второе место, где можно совершить ошибку. Если в годы революции за общенародное государство «помирившихся» буржуазии и пролетариата выступали меньшевики, то в середине 20 века это сделали те, кто называл себя большевиками-ленинцами.

А что собственно не так? Ну, например, директор крупного советского предприятия, особенно во второй половине 20 века, особенно в 60-70х годах (про 80е и говорить нечего) – вот, у него пролетарское сознание или какое? Он себя ощущает рабочим классом или кем? Он кем мечтает быть?

Едва ли пролетарием. Думаю, что образ мысли у него такой: он тут хозяин, на нем огромная ответственность, ему там виднее общая обстановка, он один за всех рискует, без него все пропадут. Классический набор социально-ответственного бизнесмена. Это связано с двумя вещами: непреодоленным товарным производством и ослаблением диктатуры пролетариата.

Товарное производство требует от директора обеспечивать прибыль и рентабельность. Социалистических методов для этого нет, поскольку социализм отрицает товарное производство. Методы можно использовать только капиталистические: повышать цены, снижать качество и количество сырья, создавать искусственный дефицит, повышать интенсивность труда (даешь, перевыполним!) и, внимание, снижать зарплаты и социальные расходы.

А что нужно пролетарию? Или скажем так – какие объективные интересы рабочего класса прямо связаны со скорейшим развитием социализма в сторону бесклассового общества, то есть коммунизма.

Давайте попробуем перечислить:

1. Пролетарию нужно личное развитие: семья, повышение квалификации, новое и альтернативное образование, культура, спорт, хобби. Когда он должен всем этим заниматься? После работы. Если он работает 8 часов, плюс 2 часа на дорогу, то всё его развитие пройдет у телевизора под пиво. Что делать? Укорачивать рабочий день без ухудшения качества его жизни. Также вокруг этого человека нужно построить все те объекты, где он и будет заниматься личным развитием. Естественно, бесплатно, то есть либо за счет государства, либо за счет предприятия.

2. Пролетарию нужно здоровье, энергия, бодрость духа и долголетие. А это значит: путевки, санатории, свои медицинские центры, правильный режим труда и отдыха, отпуска, дополнительные отпуска и надбавки за вредность, правильный режим питания, качественная еда на предприятии, экологическая безопасность там же и повсюду, социалистические team buildings и всякое такое.

Почему о нем нужно так заботиться – поговорим в отдельном посте. Пока вернёмся к паре рабочий – директор. Вот, у нас с одной стороны рабочий со всеми этими объективными потребностями, а с другой – директор, с которого требуют план и прибыль.

Нет ли между ними какого противоречия?  Есть, и это классовый антагонизм. Директор формально не собственник, но содержательно ведет себя и мыслит как собственник, потому что к этому его толкает товарный характер экономики. И чем больше в экономике товарности – тем сильнее директор превращается в зародыш капиталиста.


Посмотрите, пожалуйста, в Википедии, что такое реформа Косыгина-Либермана


Итак, классовая борьба при социализме не завершена. Более того, социализм лишь в той степени развивается в коммунизм, в какой пролетариат борется за искоренение остаточных моментов (родимых пятен) капитализма, прежде всего, товарного производства.

Если пролетариат расслабился, устал, утратил грамотность, то его во время вот таких незначительных боданий легко сбить с толку, предложив спокойное разумное мирное сосуществование всех классов в одном народе (просто «нормально пожить»).

Что и было сделано в 1961 году под прикрытием величайшего события всего человечества – полета Гагарина в космос. Сделано было тихо, украдкой, без привлечения ненужного внимания. С 17 по 31 октября 1961 года в Москве прошел очередной, XXII съезд Коммунистической Партии Советского Союза, на котором Хрущев, ни много ни мало, объявил об отказе от государства диктатуры пролетариата –

Про всенародное государство, в котором олигарх рабочему – товарищ и брат, у нас и сейчас в телевизоре рассказывают. Концепция эта строго буржуазная и абсолютно противоречит логике диалектического материализма.

И с чего же начало свой славный путь советское всенародное государство? С расстрела стихийной рабочей демонстрации в Новочеркасске 2 июня 1962 года –

Ну, и закончилось это ожидаемо – приватизацией «всенародной» собственности в 1991 году, то есть новым огораживанием, на этот раз российским.

Политическая реформа 1961 года в публичное поле не попала. Нам только сообщили о наступлении оттепели или потепления. Про это знают все мои сверстники. А вот кто из вас видел такую картину?

Это лидер албанских коммунистов Энвер Ходжа на Совещании Компартий в Москве в 1960 году критикует Хрущёва за его ревизионизм, который он почувствовал еще тогда по результатам знаменитого «развенчания культа личности Сталина».

Или кто из вас видел вот эту цитату из статьи «О хрущевском псевдокоммунизме и его всемирно-историческом уроке», опубликованной редакциями газеты «Жэньминь Жэбао» и журнала «Хунци» от 14 июля 1964 года:

На XXII съезде КПСС хрущёвская ревизионистская клика не только возвела в систему свою антиреволюционную теорию так называемых «мирного сосуществования», «мирного соревнования» и «мирного перехода». Более того, она объявила, что в Советском Союзе диктатура пролетариата перестала быть необходимой, и выдвинула вздорную версию о так называемых «общенародном государстве» и «партии всего народа». Таким образом, окончательно сформировалась её ревизионистская система.

Программа КПСС, выдвинутая хрущёвской ревизионистской кликой на XXII съезде КПСС, есть программа псевдокоммунизма, есть ревизионистская программа, направленная против пролетарской революции, на отмену диктатуры пролетариата и пролетарской партии.

Хрущёвская ревизионистская клика ликвидирует диктатуру пролетариата под ширмой «общенародного государства», изменяет пролетарский характер КПСС под ширмой «всенародной партии» и расчищает путь для реставрации капитализма под ширмой «развёрнутого строительства коммунизма.

В 1959 году Китай разрывает отношения с СССР, а в 1961 году это же делает Албания. А далее следует целая серия похожих на империалистические интервенций для сохранения влияния: Венгрия, Чехословакия, Афганистан.

Указ 7-8 шьешь, начальник?

Ухудшение положения рабочего класса, обуржуазивание партийной, хозяйственной и военной элиты шли параллельно с ещё одним явлением – накоплением первичного капитала, процесса всегда связанного с отчуждением общественной собственности.

Яркий пример из литературы – Александр Иванович Корейко:

И он избрал своей специальностью товарный голод. Все кризисы, которые трясли молодое хозяйство, шли ему на пользу. Все, на чем государство теряло, приносило ему доход. Он прорывался в каждую товарную брешь и уносил оттуда свою сотню тысяч.

Постепенно, из года в год, он колоссально увеличил свои операции. Он торговал зерном и мукой, сукнами и мехами, сахаром и ситцем. Он не брезговал ничем. Если бы страна испытывала недостаток в заячьих скелетах, он доставал бы и этот товар, чтобы продать его с головокружительной надбавкой.

И он был один, совершенно один со своими миллионами. В разных концах страны на него работали большие и малые пройдохи, но они не знали, на кого они работают. Десятки звеньев отделяли их от Александра Ивановича Корейко. Он действовал только через подставных лиц, и лишь сам он знал длину цепи, по которой шли к нему товары и деньги.

Он оказался прав. У него, в его подземном царстве, серьезных конкурентов не оказалось. И он свободно манипулировал своими резервами и был диктатором подпольного рынка. Он страстно работал над увеличением своих доходов, чтобы зажить полновластным владельцем яхт и особняков в тот день, когда все возвратится к прежнему. В этом он никогда не сомневался.

В романе Александр Иванович – одиночка, но в реальной жизни капиталы – это организация, сначала нелегальная, вроде банды «Чёрная кошка», а потом, как вы все помните по американским гангстерским фильмам – выходящая в легальное поле через подкупы политиков и чиновников и постепенное сращивание с ними.

Пока преступник при социализме живет по принципу украл-выпил-в тюрьму, если он добывает по-мелочи и просаживает всё – он обычный преступник. А вот если он аккуратно и дисциплинировано складывает долю в «общак»  — он уже, пусть даже сам того не понимая, контрреволюционный элемент.

Почему? А потому что накапливаемые деньги не могут лежать просто так, как у Скруджа МакДака в башне, они требуют движения, инвестиций, защиты. Они требуют узаконивания формулы Деньги – Товар – Деньги’. А это возможно только при капитализме.

Поэтому преступные капиталы непосредственно или косвенно будут постоянно смещать экономическую модель в сторону капитализма. Ради этого бандиты могут поучаствовать в создании искусственного дефицита, в запугивании рабочих и вообще во всем, что потребуется, ради достижения светлой мечты Александра Ивановича Корейко.

Поэтому, разговор Жеглова с Ручечником  в Большом Театре – это разговор классовых врагов, и именно поэтому Жеглов упоминает закон «О трех колосках». Диктатура пролетариата готова и обязана защищать общественную собственность так же сурово, как капитал защищает свою.

Так где же тут окончательное отрицание отрицания и синтез того настоящего нового? Всё начинается и заканчивается классовой борьбой пролетариата сначала против буржуазии, а потом против «призрака» буржуазии, унаследованного в социалистическом государстве.

Только когда в результате непрекращающейся диктатуры пролетариата производительность труда и его автоматизация позволят исключить совсем или почти необходимость экономического стимулирования труда, когда уровень культурного развития и качество знаний зададут обществу новые потребности, как потребность в общественно-полезном созидательном труде, как у героев повести «Понедельник начинается в субботу» — только тогда явочным, а не директивным, порядком полностью исчезнут классы, отомрут за ненадобностью. Вот тогда и произойдет синтез того самого нового.


Диктатура пролетариата, если перевести это латинское, научное, историко-философское выражение на более простой язык, означает вот что:

только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов. (Заметим в скобках: научное различие между социализмом и коммунизмом только то, что первое слово означает первую ступень вырастающего из капитализма нового общества, второе слово — более высокую, дальнейшую ступень его).

Ленин, Великий почин, 18 июня 1919 года


И ещё одна цитата:

Я предан этой мысли! Жизни годы

Прошли недаром, ясен предо мной

Конечный вывод мудрости земной:

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день за них идет на бой!

Всю жизнь в борьбе суровой, непрерывной

Дитя, и муж, и старец пусть ведет,

Чтоб я увидел в блеске силы дивной

Свободный край, свободный мой народ!

Фауст, Гёте


Показалось интересным или полезным — подпишитесь на анонсы новых статей в наших пабликах ВКонтакте и Фейсбуке.

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

5комментариев

сначала новые
по рейтингу сначала новые по хронологии
1
Мани Прабухал Херсвами

с такими лекцЫями можно выступать в провинциальных домах культуры в качестве сеансов психотерапии.

это, пожалуй, всё.

2

Во нагородил. Я устал читать. Да усе актуально, усё правильно. Но для статьи желательно одну тему брать. Трудно переключаться с бедных шотландцев на наши три колоска. Если бы ещё раз написал это сленговое название как имя собственное, меня стошнило бы. Успехов!

3

Как только прочитал про классовую борьбу,все стало понятно с направлением мысли автора.Здесь и Корейка и шотландцы и Ленин и полный *издец.Если все ещё не ясно,то нет никакой соц.собственности (общее значит ничьё ) Собственность обладает тремя признаками и это знает любой студент юрфака.Владение,Пользование,Распоряжение.Где главное это распоряжение своей собственностью! Мог кто то в СССР нормально продать свою квартиру или часть завода на котором работал? А все эти блядь заигрывания в общую собственность сводятся к управлению номенклатурой и бюрократами любым полезным благом получаемым от управления "общим" и удержания власти, в идеале абсолютной.

4

Господи, да когда же из наших бараньих голов выветрится этот марксистско-ленинский бред-то?! Неужели мы так и будем до последнего колена обречены поклоняться этим трупакам? Надо же было нашему народу заразиться этой чумной демагогией: "пролетариат", "гегемон", "классовая борьба". Когда это пролетариат у нас "гегемонил"? Весь рабочий класс представлял собой в СССР стадо бесправных государственных рабов. Каким образом рабочие, скажем, завода ЗИЛ могли им "владеть"? Пахали за кормовые талоны и безропотно делали то, что им указывает начальство. А колхозы? Я, пожалуй, ничего страшнее колхозной жизни не видел. А коммуналки? В нашей квартире ютилось 20 "гегемонов"! Содом и Гоморра просто. Друг на друге верхом люди жили. В сортир с утра было не попасть. Сделали из цветущей страны сумасшедший дом, а когда все ресурсы из неё выдавили, как из лимона, просто бросили на произвол судьбы, и всё. Не может быть никакого производства, кроме товарного. Не может быть никакой общественной собственности. Всё это было только прикрытием для большевистской диктатуры старых, выживших из ума пердунов. Вот и весь сказ. У нас и сейчас-то ничего не получается из-за этих "родимых пятен социализма": большевики сломали хребет народу, сделали произвол и попрание личности нормой. Вот и сейчас их последыши никаких законов не знают, живут по лагерным понятиям.

5

Андрей, хорошо зашло. Жаль, что не существует идеи, способной сплотить людей в класс. Только группы, только хлеб насущный "для меня". Поэтому до коммунизма опять далеко-далеко.. Хотя и у капиталистов методы управления стабильны: что в эпоху "огораживания" - что сейчас. Людей объединить для борьбы не получится, может найдем другой способ. С таким империализмом как сегодня, человечество точно сдохнет: будущего нет.